Меню категорий
SharesPro
22.05.2020 13:38
0
Ангола прекращает бурение новых скважин

Всего за несколько месяцев пандемия коронавируса стала причиной того, чего не сделала даже 27-летняя гражданская война: она остановила бурение нефтяных скважин в Анголе, втором по величине производителе нефти в Африке.

Последствия могут быть тяжелыми для бедной страны, которая в значительной степени зависит от нефтяных доходов и обременена долгами, которые превышают ее экономическую активность.

Остановка разведки нефти, о которой ранее не сообщалось, может положить конец одной из самых амбициозных экономических реформ на континенте, направленных на устранение коррупции и привлечение иностранных инвестиций. Ангола ищет покупателей для приватизации государственных энергетических активов, центрального элемента реформ.

Падение цен на нефть в прошлом месяце до минимумов за два десятилетия побудило все международные энергетические компании, работающие в Анголе — Total, Chevron, ExxonMobil, BP и Eni, — приостановить или отказаться от своих буровых установок.

Французская Total (TOTF.PA), ответственная за почти половину добычи нефти в Анголе, заявила, что пока не будет добывать нефть из-за кризиса, вызванного коронавирусом. Вместо этого компания сосредоточится на текущем производстве.

«Мы приостановили все наши буровые работы так же, как и все другие операторы в Анголе», — говорится в сообщении.

Сара Маклин (Sarah McLean), старший аналитик IHS Markit, сказала, что это первый случай с момента выхода ее первой аналитической записки в 1984 году, когда в Анголе не было ни одной буровой установки. Лондонский поставщик информации ожидал, что к концу 2020 года в стране будет работать не менее 10 буровых установок, что является самым высоким показателем среди африканских стран в этом году.

Министерство финансов Анголы и администрация президента не ответили на запросы о комментариях, равно как и государственный нефтяной гигант Sonangol, работающий в партнерстве с иностранными нефтяными гигантами.

Перспективы Анголы на 2020 год выглядели блестяще.

Крупные энергетические компании увеличили свое влияние в Анголе после внесения изменений в законы об инвестициях президентом Жоао Лоуренсом (João Lourenço), который пришел к власти после почти четырех десятилетий правления Хосе Эдуардо душ Сантуша (Jose Eduardo dos Santos). Кроме того, более прозрачной стала деятельность государственного нефтяного гиганта Sonangol.

В этом году в Анголе планировалось эксплуатировать больше буровых судов, чем где-либо на континенте, чтобы задействовать новые морские месторождения. Затем ударил COVID-19.

Поскольку глобальный спрос на нефть упал на фоне блокировок, нефтяные компании решили сохранить миллиарды из запланированных расходов.

Ангола с ее сравнительно дорогими морскими месторождениями была одной из первых, кого коснулись сокращения бюджетов. Снижение спроса со стороны первой жертвы вируса, Китая — главного пункта назначения ангольской нефти, — также сильно ударило по южноафриканской стране.

Плохим предзнаменованием является то, что Total уже отменила одно буровое судно после технической проблемы 7 марта. Судно сейчас припарковано у Канарских островов.

С тех пор французский производитель приостановил работу трех других буровых судов: Transocean Skyros и Maersk Voyager были отправлены в доки столицы Луанды, а Seadrill West Gemini бездействует в Уолфиш-Бей в Намибии.

Total пояснила, что надеется постепенно задействовать корабли «как только позволит ситуация», но названия кораблей не указала.

Американский производитель Chevron (CVX.N) в конце марта расторг контракт с поставщиком буровой установки Valaris и припарковал в столице буровое судно Valaris 109. Представитель Chevron заявил, что продолжит «управляемое производство» на существующих месторождениях. Между тем, два морских месторождения, которые в прошлом году итальянская Eni назвала «значительными», сейчас отложены.

Согласно отраслевым источникам, две другие крупные нефтяные компании в Анголе: американская фирма ExxonMobil (XOM.N) и британская BP (BP.L),  также отменили запланированное бурение, по крайней мере, до 2021 года.

Остановка бурения в Анголе привела бы к плачевным последствиям в любое время.

Тем не менее, кризис наступил в ключевой для проведения реформ момент. Эти реформы должны были  улучшить уровень жизни страны с населением более 32 млн человек. Согласно глобальному индексу бедности Оксфордской инициативы по бедности и человеческому развитию, около трети ангольцев живут в «крайней нищете».

Страна стремится привлечь инвесторов для масштабной программы приватизации государственных активов, включая энергетические, к которым относятся  часть активов Sonangol, а также ряд других привлекательных компаний, таких как порты, банки и телекоммуникационные компании.

Программа, запущенная в августе прошлого года, стартовала довольно тяжело.

Анголе еще предстоит продать крупные активы Sonangol, которые ее министр нефтяной промышленности назвал растущим «осьминогом». Несколько активов, запланированных к продаже в прошлом году, пока еще не объявлены. На текущий момент времени официально разрешены к продаже скотобойня и фермерский комплекс, которые в апреле получили от местных покупателей чистую прибыль в размере $35 млн.

Ангола намеревалась избавиться от более мелких активов, прежде чем приватизировать 30% всей группы Sonangol посредством IPO в 2022 году. По словам Ника Брэнсона (Nick Branson), старшего африканского аналитика Verisk Maplecroft, этот план, который всегда выглядел довольно амбициозно, сейчас кажется маловероятным.

«Идея IPO Sonangol кажется безнадежно оптимистичной», — сказал он.

«Слишком много постоянно изменяющихся факторов и слишком мало спроса на такие операции. Посмотрите, сколько времени понадобилось Saudi Aramco», — добавил он, сославшись на продолжительную борьбу Саудовской Аравии за приватизацию своей государственной нефтяной компании на фоне снижения цен.

Несмотря на свои проблемы, в последние недели Ангола объявила несколько тендеров на покупку доли в государственном банке BCI, некоторых портов Sonangol и логистических предприятий.

Гонсало Фалькао (Гонсало Фалькао), бразильский партнер британской юридической фирмы Mayer Brown, которая консультирует потенциальных покупателей по аспектам приватизации, заявил, что правительство не согласится на распродажу.

«Еще неизвестно, сколько будет желающих, — сказал он, отметив, что государство может отложить тендеры, если сочтет предложения слишком низкими. — Они пытаются сигнализировать, что у них проблемы, но они продолжат реализацию своих планов, потому что это надежная страна, и ее правительство приложило огромные усилия, чтобы сделать свои компании прозрачными и снизить коррупцию».

Обслуживание государственного долга стоит $9 млрд в год.

Президент Лоуренсо пытается справиться с проблемным наследием после того, как Ангола выбралась из гражданской войны 1975–2002 годов, одной из самых длительных в мире. По данным Transparency International, страна считается одной из самых коррумпированных в мире: она занимает 146-е место в списке из 183 стран.

После того, как Лоуренсо пришел к власти в 2017 году, он решил отстранить детей душ Сантуша от ключевых ролей. Дочь душ Сантуша, Изабель, управляла Sonangol, а его сын, Хосе Филомено, который сейчас находится под судом, управлял суверенным фондом благосостояния. 

Несмотря на положительные отзывы о борьбе с коррупцией в Анголе, ее экономика  находилась в опасном положении перед пандемией. Доходы государственного бюджета на треть финансируются за счет нефти.

В прошлом году страна получила рекордный кредит в $3,7 млрд от Международного валютного фонда. Она также должна Китаю миллиарды и несет наибольшее бремя двусторонней задолженности в странах Африки к югу от Сахары, где является экономикой номер 3. 

Отношение долга Анголы к ВВП поднялось до самого высокого уровня за последние два десятилетия, превысив 100%, а обслуживание ее заимствований съедает $9 млрд в год.

«Ангольскому государству принадлежит огромный спектр компаний — телекоммуникационные компании, компании водоснабжения, электроэнергетика, — сказал Фалькао из Mayer Brown. — Я бы не сказал, что они в отчаянии, но заинтересованы в получении дохода, и они думают, что инвестиционные возможности, которые были хорошими шесть месяцев назад, все равно остаются хорошими инвестициями сегодня».

Подписывайтесь на SharesPro в социальных сетях:
Telegram: t.me/sharespro
Instagram: www.instagram.com/sharespro/

Войдите, чтобы оставлять комментарии.

Получить консультацию