Меню категорий
Владимир Рожанковский LIFA
21.04.2020 14:32
1
Истоки нефтяного шока кроются не в перепроизводстве, а в логистике

Как мы и предрекали в марте, соглашение о сокращении добычи нефти Россией и Саудовской Аравией, на которую так сильно уповал президент США Дональд Трамп, практически никак не помогло ценообразованию нефти. Проблема в том, что текущий нефтяной кризис произрастает не столько из-за ее перепроизводства, сколько из-за колоссальных логистических перекосов. Страны скопили огромные нефтяные резервы, и теперь на фоне снизившегося спроса из-за повсеместного карантина в мире образовался острый дефицит емкостей для хранения нефти.

Кроме того, в Западном полушарии формируется существенный избыток предложения нефти, поскольку все страны Северной Америки и примерно половина территории стран Южной Америки добывают нефть, и эта часть света — по причине нехватки свободных танкеров и сокращения трансатлантических и транстихоокеанских рейсов из-за карантина в портово-разгрузочных терминалах — просто обязана либо полностью заморозить добычу и не возобновлять ее до тех пор, пока не будет переработан весь излишек резервов (а это десятки миллионов баррелей сырой нефти), либо смириться с массовым банкротством мелких и средних нефтяных компаний и ждать, когда это приведет к естественному снижению добычи нефти в Северной и Южной Америках.

Причина краткосрочного падения фронтальных фьючерсов на нефть WTI на вчерашних торгах в Нью-Йорке ниже нулевой отметки, разумеется, заключается не в том, что теперь «нефть ничего не стоит», а в вышеупомянутом логистическом кризисе. Контрагент, купивший майский контракт на нефть, должен эту нефть вывезти на своем судне и закачать в свое хранилище. Понимая, что в мае при складывающейся логистической картине это сделать будет едва ли возможно, а в противном случае ему придется платить продавцу повышенную арендную плату за невывоз, покупатели все как один ринулись избавляться от этих фьючерсов. Подтянувшиеся за ними биржевые спекулянты «прикончили гада».

Тем не менее, президент Дональд Трамп заявил вчера, что США «ищут возможности», чтобы добавить до 75 млн баррелей нефти в Стратегический нефтяной резерв, и это означает, что нефтяная драма продолжится и усилится. В среду, 22 апреля, ожидаются очередные данные от Минэнерго США по запасам нефти. В прошлый раз они подскочили до уровня выше 19 млн баррелей после их роста до 15 млн баррелей неделей раньше. И хотя согласно консенсусу, на этот раз рынок прогнозирует их снижение до 11,7 млн баррелей, это маловероятно. Мы понимаем, что такое могло произойти только в единственном случае: если бы Минэнерго эти резервы физически уничтожало. Но в вероятность такого сценария поверить трудно. Поэтому в реальности они вновь вырастут, и если рынок к тому же будет отыгрывать вышеупомянутое одиозное решение Трампа, то отрыв WTI от нулевых отметок мы увидим еще очень нескоро.

Рисунок 1. Таких больших резервов нефти не было за всю историю США.

Есть ли возможность у США вывезти весь этот излишек нефти в Европу и Китай? Cугубо теоретически, а не исходя из коммерческих интересов. Если говорить именно о супертанкерах (класса ULCC) с вместимостью от 2 млн баррелей до 3,4 млн баррелей, обычно используемые для длинномагистральных рейсов, то всего их около 90 штук. Самые большие, такие как Knock Nevis и Batillus с вместимостью до 4,1 млн баррелей, которые делали 5-6 рейсов в год, уже утилизированы (рекордное число нефтяных танкеров отправили на металлолом в 2018 году). Многие с вместительностью 2-3,4 млн баррелей используются как нефтехранилища в Персидском, Мексиканском заливах, а также в Южно-Китайском море.

Из них, по данным Statista.com, около 70% в настоящее время находятся в Восточном полушарии, из которых около 60% используются как временные плавучие нефтехранилища. Теоретически возможно «перекупить» танкер, предложив более выгодный тариф владельцу судна, но нефть нельзя сбрасывать в океан, а ее утилизация — дело очень трудоемкое и хлопотное: на утилизацию танкерной нефти может уйти несколько месяцев (вплоть до полугода), если учитывать время на документооборот. Владельцы судов, например, Teekay Tanker и Frontline, о которых мы писали отдельные обзоры в апреле этого года, моментально взвинчивают расценки, когда узнают, что эти суда арендаторы будут использовать как хранилища. Это делает трансатлантичские и транстихоокеанские танкерные перевозки нефти нерентабельными. Если еще 6 марта 2020 года ставки фрахта супертанкеров составляли около $18 тыс. в сутки, то теперь они почти удвоились.

Таким образом, текущая драматическая ситуация с нефтью — это отнюдь не следствие ее перепроизводства (во всяком случае, не это в первую очередь), а эффект «бутылочного горлышка» — результат политики Дональда Трампа по наращиванию производства нефти без создания соответствующей инфраструктуры. Ситуация с пандемией коронавируса здесь выступила, как привычный катализатор годами складывавшихся перекосов и дисбалансов.

Подписывайтесь на SharesPro в социальных сетях:
Telegram: https://t.me/sharespro
Instagram: https://www.instagram.com/sharespro/

Войдите, чтобы оставлять комментарии.

Аватар пользователя M. Maksimov
M. Maksimov
21.04.2020 15:48

На мой взгляд не совсем так, ведь инфраструктура никак не виляет на спрос. Есть спрос, танкеры найдутся. Думаю, это целенаправленная акция на ослабление противника.

Получить консультацию