Меню категорий
Рият Хисаметдинов
16.04.2020 13:13
0
Что такое КРБ, и почему этот сектор может стать источником проблем на долговом рынке

В финансах скучное и безопасное часто идёт рука об руку. И вряд ли может быть что-то более скучное, чем категория компаний по развитию бизнеса (КРБ), или более скучная роль, чем у их первоначальная бизнес-модель: превращение денег неопытных частных инвесторов в кредиты для малых и семейных предприятий с Мэйн-Стрит. Каким же образом сюда вписались звёздные фонды прямых инвестиций, такие как KKR, Apollo, Blackstone и Carlyle Group, и откуда взялись отдельные займы размером в $800 млн? Преобразование было частью более широкого ряда изменений, которые привели к росту так называемых частных кредитов. Этот рынок приближался к $1 трлн до того, как коронавирус нанёс удар по финансовой системе. Попутно КРБ увидели рост доходности и левереджа, даже несмотря на то, что стандарты кредитования понизились. Внезапно КРБ из серых и скучных стали настолько привлекательными, что мало кто сможет устоять.

1. Что такое КРБ?

Компании по развитию бизнеса — это разновидность закрытой инвестиционной фирмы. Их корни уходят в Закон о поощрении инвестиций в малый бизнес, который был принят Конгрессом в 1980 году, чтобы дать толчок средним предприятиям, то есть тем, что имеют годовой доход не более $100 млн. Доли владения в КРБ могут переходить из рук в руки, также, как и обычные акции. Они также предназначены для того, чтобы дать розничным инвесторам доступ к кредитным рынкам, на которые они иначе не могут попасть. В обмен на поддержку малого американского бизнеса, фирмы получают определённые выгоды, в том числе значительные налоговые льготы, если они направляют не менее 90% своего дохода в качестве дивидендов акционерам.

2. Какова их цель?

Первоначально КРБ были предназначены для предоставления капитала заёмщикам, которых банки или традиционные кредиторы считали слишком маленькими или рискованными. Но размеры некоторых чеков и их получателей слишком раздулись. Ares Capital Corp., гигантская КРБ с активами в $15 млрд, в конце 2018 года приняла участие в выдаче займа в размере $792 млн для рефинансирования Pathway Vet Alliance, оператора ветеринарных больниц, финансируемого частным капиталом. По состоянию на 31 декабря сделка по-прежнему была одной из крупнейших в её портфеле.

3. Почему это произошло?

После финансового кризиса банки США, столкнувшиеся с новыми нормативными требованиями, поэтому сконцентрировались на наиболее безопасных видах инвестиций. Это оставило возможность для, так называемого, частного кредитования, прямых займов или теневого банкинга. Это деньги, поступающие от инвесторов вне банковской системы. Из-за низких процентных ставок частные кредиторы тяготеют к более высокому риску и более высокодоходным вложениям. Объём рынка частного кредитования увеличился уже до $812 млрд. Тем временем, согласно данным Advantage Data, общий объём рынка КРБ в 2019 году составил $113 млрд, против лишь $19 млрд в 2009 году.

4. В чём выгода?

Дивиденды. КРБ выплачивают поступления от кредитов в виде дивидендов, которые в хорошие времена имеют тенденцию быть как стабильными, так и относительно высокими. Во время недавнего сытого периода акции из индекса Wells Fargo Business Development Company выплачивали, в среднем, дивидендную доходность более 9%, что примерно вдвое больше, чем у типичного фонда мусорных облигаций. КРБ обычно могут выдавать огромные дивиденды, потому что они инвестируют в более рискованные части структуры капитала компаний, например, такие как субординированный долг. При они этом не платят налог на прибыль. КРБ предоставляют заёмщикам финансирование для инициатив по расширению, поглощению или выкупу, которые они не смогли бы реализовать без этого дополнительного финансирования.

5. Откуда возникли риски?

Несколько факторов. Аллокация на уязвимые кредиты может привести к падению акций КРБ, что имеет тенденцию оказывать большее влияние на акционеров, чем на менеджеров КРБ, чьё вознаграждение завязано на количество активов, которым компания владеет, а не на то, насколько эффективно она их выбирает. Структура создаёт стимул для менеджеров наращивать как можно больший размер портфеля, не делая акцент на качество выдаваемых кредитов. А в 2018 году Конгресс дал КРБ зелёный свет, чтобы повысить соотношение долга к собственному капиталу с 1:1 до 2:1, то есть дал возможность использовать вдвое больше заёмных средств.

Таким образом, на наш взгляд, в условиях нынешней неопределённости КРБ могут оказаться в числе крупнейших проигравших на долговом рынке. Сектор КРБ будет являться одним из тех, кто сильнее всего может пострадать от кредитного шока. Дополнительным фактором может стать то, что Moody's Investors Service уже понизил прогноз по сектору до «стабильного». Moody's видит, что кредитные портфели КРБ быстро теряют свою стоимость из-за уязвимости многих малых и средних предприятий, которые берут кредиты в КРБ, чтобы залатать дыры, возникшие из-за последствий пандемии в виде всеобщего карантина.

Мы считаем, что данное стечение обстоятельств, в случае негативного развития событий, может плохо сказаться на уровнях ликвидности подобных компаний и привести к нарушению ковенант по их собственным долгам, что может привести негативной цепной реакции на долговых рынках. С другой стороны, позитивным фактором является то, что КРБ с более высоким рейтингом имеют мало краткосрочных долговых обязательств, что делает их более устойчивыми в текущей ситуации.

Подписывайтесь на SharesPro в социальных сетях:
Telegram: https://t.me/sharespro
Instagram: https://www.instagram.com/sharespro/

Войдите, чтобы оставлять комментарии.

Получить консультацию