Меню категорий
SharesPro
13.04.2020 14:16
0
Текущий кризис не отягощен моральным риском в сравнении с прошлым

Поскольку Федеральная резервная система США выделяет триллионы долларов, чтобы нивелировать экономические последствия пандемии коронавируса, существует заметная разница между текущим кризисом и последним финансовым кризисом: практически нулевая отягощенность «моральным риском» по поводу «сомнительного бизнеса» по оказанию помощи тем, чья сложная ситуация стала результатом их деятельности.

Это позволило центральному банку США оказать помощь в большом масштабе и быстрее, чем он мог сделать десять лет назад, когда его в последний раз призывали предпринять экстренные меры для защиты экономики.

Еще в 2007–2009 годах политики неоднократно выражали обеспокоенность тем, что помощь банкам и финансовым рынкам в целом является своего рода наградой за принятие ими неосторожных и рисковых решений. ФРС также столкнулась с политической реакцией со стороны своих наблюдателей в Конгрессе: некоторые посчитали действия ФРС во время финансового кризиса расширением полномочие Резерва в фискальной сфере и, по сути, выбором победителей и проигравших.

То, как ФРС действовала тогда, оставалось в центре внимания многих консерваторов, в частности, в течение многих лет после окончания кризиса. В 2011 году губернатор Техаса Рик Перри (Rick Perry), который также баллотировался на выдвижение в президенты от республиканцев, назвал агрессивную скупку облигаций ФРС «почти предательской» и даже предположил, что председательствующий тогда Бен Бернанке (Ben Bernanke) может быть жестоко избит, если он когда-нибудь отважится отправиться в штат Одинокой звезды (Техас).

Что на этот раз?

В своем выступлении в четверг, 9 апреля, председатель ФРС Джером Пауэлл (Jerome Powell) дал понять, что на этот раз он не встречает никаких оснований для критики со стороны политиков Центрального банка или более широких коридоров власти. По его словам, приоритет, по-прежнему заключается в оказании помощи людям по всей стране, которые не по своей вине лишились средств к существованию, по крайней мере, временно, из-за приказа «оставаться дома».

«Люди идут на жертвы ради общего блага. Нам нужно минимизировать их потери, — сказал Пауэлл. — Все случилось не по их вине. Их бизнес закрыт не потому, что они сделали что-то неправильно. Они потеряли свою работу не из-за того, что допустили ошибки».

И хотя он подчеркнул, что роль ФРС заключается в том, чтобы давать кредиты, а не тратить, концепция эффективного спасения означает тесную координацию с Министерством финансов и избранными политиками.

«Финансовая стабильность — это действительно то, в чем заинтересованы все: и Федеральный резерв, и Министерство финансов. У обоих институтов есть власть, мы действительно тесно сотрудничаем по текущему вопросу, и это очень продуктивные отношения», — сказал он.

Примерно за месяц ФРС запустила девять программ по борьбе с кризисом (некоторые старые и некоторые новые), предназначенные для поддержания потока кредитов бизнесу и домашним хозяйствам за счет увеличения ликвидности на финансовых рынках.

Программы ФРС могут помочь некоторым предприятиям, чьи проблемы, по крайней мере, частично связаны с их собственными проблемами. Например, эти предприятия накопили долги до кризиса. Но на данный момент ни политики ФРС, ни политики в целом не кажутся слишком озабоченными выделением тех, кто достоин помощи, а кто нет.

В своей заметке на прошлой неделе экономисты Citigroup Global Markets отметили, что протоколы срочных заседаний ФРС «предсказуемо отражают единую когорту политиков, готовых использовать все доступные инструменты для поддержки экономики, практически не учитывая косвенные последствия или моральный риск».

И даже несмотря на то, что размер баланса ФРС устанавливает новые рекорды еженедельно, Пауэлл указал, что ФРС немного остановит помощь, если найдутся другие новые, непроверенные способы помочь экономике.

«Как только мы найдем другие способы, мы без колебаний используем их», — сказал он.

Тогда давно

Еще в 2008 году протесты были частыми и убедительными. По мере того, как финансовый кризис набирал обороты, чиновники ФРС были очень обеспокоены тем, что их программы кредитования могут восприниматься, как награда за неэффективную работу разоряющимся компаниям. Действительно, это была одна из причин, по которым политики ФРС ссылались на то, что они позволили Lehman Brothers потерпеть неудачу, а не поспешили спасти банк.

Тревогу подняли не только такие ястребы инфляции, как президент ФРС Канзас-Сити Томас Хениг (Thomas Hoenig) и президент ФРС Филадельфии Чарльз Плоссер (Charles Plosser), но и центристский президент ФРС Атланты Деннис Локхарт (Dennis Lockhart).

Даже Бернанке (Bernanke), выступая с коллегами в сентябре 2008 года сразу после краха Lehman, сказал, что он был «явно смущен и очень запутан» из-за напряженности между финансовыми и моральными издержками, связанными, с одной стороны, с необходимостью спасения кредитных организаций, а с другой стороны, с возможностью «серьезных последствий для финансовой системы и, следовательно, для экономики». 

В Конгрессе критика спасения банков Федеральным Резервом была главной темой. «Вы — определение морального риска», — сказал член банковского комитета Сената республиканец Джим Баннинг (Jim Bunning) Бернанке на слушаниях по его утверждению в конце 2009 года.

Это напряжение почти исчезло в 2020 году.

«Мы не принимаем решения в отношении отдельных фирм, — сказал Пауэлл в четверг. — Любой заемщик, который отвечает требованиям одной из наших программ, может принять участие в этой программе, мы не собираемся выбирать фирмы».

По словам Пауэлла, политики ФРС согласны принимать все необходимые меры по сдерживанию кризиса, отчасти потому, что они узнали из прошлого кризиса, что опасения в отношении того, что увеличение денежной массы вызовет безудержную инфляцию, необоснованы. 

«Что меня сейчас не беспокоит, так это инфляция», — сказал Пауэлл.

Подписывайтесь на SharesPro в социальных сетях:
Telegram: https://t.me/sharespro
Instagram: https://www.instagram.com/sharespro/

Войдите, чтобы оставлять комментарии.

Получить консультацию