Меню категорий
Anastasiia Druzianova
21.01.2020 19:06
0
Как Силиконовая Долина из оазиса стартапов превратилась в площадку обслуживания корпораций

Каноничный образ инновационной долины, который распространяла Силиконовая Долина с 1970-х годов, основывался на силе боровшихся за независимость маленьких стартапов, которые привносят большие изменения.

Маркетинг и романтизация стартапов Силиконовой Долины привели к всемирному распространению различных «инструкций успеха» от множества авторов. Так, остальные страны пытались адаптировать успех особенной среды долины на своей территории. Как оказалось, лучше всего получилось у стран, которые сегодня имеют крупные технологические компании: они могут составить конкуренцию американским IT ТНК. В основном к этим странам можно отнести Китай и Южную Корею, однако следует отметить, что у Китая путь к такому успеху прошел не через типичные попытки адаптировать инновационные кластеры, как это делали остальные — Китай всего лишь воспользовался своим главным козырем.

Туз в рукаве Китая заключался в том, что желанные технологии сами пришли к нему на территорию в погоне за экономией на затратах связанных с рабочей силой и дешевизной комплектующих. Вместо того чтобы полностью вести бизнес на территории Соединенных Штатов, к примеру, Apple использовал один из самых популярных способов оптимизации расходов — переместил производство в Китай. Последствия такого решения мы наблюдаем сегодня, и попытки Трампа вернуть компании на родину можно уже назвать запоздалой реакцией на случившееся.

Поколение пост-дот-ком компаний эволюционировало в значимые в мире и дорогие корпорации, таким образом в Силиконовой Долине начали происходить изменения. Так, с течением времени Google и Facebook начали менять основную линию: «самые инновационные, конкурентоспособные компании не маленькие и сообразительные, а крупные и имеющие большой объем пользовательской информации. Настоящая игра проходит не среди американских интернет-компаний, а глобально, противопоставляя американских гигантов против китайских корпораций, правительства и ценностей. В конкуренции с такой силой, маленькие стартапы буду проигрывать», —  предупреждают руководители крупных американских интернет корпораций, когда в очередной раз сталкиваются с недоверием общества.

В свое время правительства усиленно поддерживали и развивали сферу высоких технологий и инноваций, можно сказать, что именно военная индустрия способствовала развитию этой отрасли изначально. Так как во время холодной войны, к примеру, правительство США финансировало исследования в области компьютеров и сетей через такие университеты как Стэнфорд: в то время правительства делали ставку на технологии, которые изменят мир и видение этих изменений было совершенно другим.

Шерил Сэндберг, операционный директор Facebook поделилась об опасениях определенной группы лиц из Вашингтона по поводу размеров и влияния как американских, так и китайских технологических компаний, также они обеспокоены тем, что эти компании никуда не исчезнут.

Примерно такое же высказывание было у Эрика Шмидта, бывшего руководителя Google, ныне технического консультанта Alphabet: «китайские компании растут быстрее, они имеют рыночную оценку выше и больше пользователей чем их конкуренты из других стран. Сегодня существует глобальная конкуренция вокруг технологических инноваций, и Китай является основным игроком, о чем постоянно напоминает».

До того как влияние технологических корпораций позволило им играть значимую роль в международных масштабах, в каком-то плане ключевую политическую роль в современных международных отношениях, они были небольшими стартапами из Силиконовой Долины, и сама долина определяла свою миссию как: «защита небольших, инновационных фирм и предпринимательской экосистемы для фундаментальных изменений в экономике и улучшению конкуренции».  

Кроме естественной эволюции стартапов в крупные организации с влиянием на политику и общество, возможно также произошло изменение в самой природе инновации, по крайней мере в сфере высоких технологий.

Истории успеха фирм 20 века с офисами в гараже вдохновляли предпринимателей и энтузиастов со всего мира «идти своим особым путем». Сегодня же новое поколение компаний не успели насладиться ощущениями своей исключительности и грандиозными планами на будущее. Причиной такому положению дел послужила усложняющаяся конкуренция с крупными компаниями, которые появились раньше. Согласно исследованиям CB Insights, стоимость 439 технологических стартапов единорогов, которых инвесторы оценили в $1 млрд по всему миру, достигает $1,3 трлн, что сопоставимо с рыночной стоимостью одной Apple.

Соответственно у стартапов не из списка единорогов шансы стать публичной компанией и оставаться небольшими и независимыми крайне низкие. Это означает, что их инвесторы получат свои деньги наиболее вероятно посредством продажи этих компаний крупным корпорациям, таким как Google, Facebook.

Такой существенный разрыв в возможностях стартапов и корпораций заключается (помимо денег и влияния) в разнообразии исследований и разработок крупных компаний, соответственно в разнице возможностей. Эти реалии вынуждают стартапы концентрировать свои усилия на улучшении процессов вместо создания абсолютно новых продуктов.

Комиссар Федеральной торговой комиссии Рохит Чопра прокомментировал образовавшуюся ситуацию следующим образом: «если природа инновации искажена стремлением продать свои идеи и бизнес крупным корпорациям, вы получите больше функциональных инноваций вместо системный изменений».

Таким образом, в то время как новое поколение стартапов застряло в улучшении функционала различных технологий в стремлении затем быстрее продать свое детище ТНК, корпорации все глубже проникают в Вашингтон, и рост их влияния и размеров внушает опасения представителям государства. Однако на данный момент правительство в приоритет ставит конкурентную гонку на международном поле и вероятнее всего не будет препятствовать росту своих технологических корпораций.

Войдите, чтобы оставлять комментарии.

Получить консультацию