Netflix все еще на…

Видеостриминговый серв…

Аirbase получает $…

Airbase - это стартап,…

Salesforce покупае…

Salesforce объявила о …

Когда Apple выпуст…

Во вторник компания за…

Зачем Intel приобр…

Стратегия Intel по соз…

Индия запрещает пр…

TikTok, популярное при…

Pinterest вырос на…

Pinterest (NYSE: PINS)…

Apple Pay внедрят …

Apple Pay используют в…

Telegram TON сотру…

Команда разработчиков …

Акции Zoom выросли…

Компания-разработчик п…

Компания Brex прив…

Компания Brex, широко …

Южнокорейская комп…

KT Corporation, крупне…

Sony раскрывает ин…

Ведущий разработчик Pl…

Salesforce приобре…

Salesforce объявила о …

«Игра престолов» п…

HBO недавно выпустил в…

«Игра престолов» с…

Долгожданная премьера …

«
»

23.01.2019 11:05

Технологические стартапы все чаще прибегают к прямому листингу, почему?

В апреле компания Spotify удивила банкиров с Уолл-стрит, приняв решение стать публичной компанией с помощью процесса прямого листинга, а не в ходе традиционного IPO. Вместо того чтобы выпускать новые акции, компания просто продала на рынке существующие акции, принадлежащие инсайдерам (сотрудникам и инвесторам), минуя процесс роуд-шоу (серия встреч компании-эмитента при выпуске её ценных бумаг при первичном публичном размещении с потенциальными инвесторами и аналитиками). Тем самым  Spotify избежала некоторых сборов на Уолл-стрит. Эта тенденция будет усиливаться в 2019 году, особенно после того, как «любимцы» Кремниевой долины Slack и Airbnb выберут этот путь.

Станет ли это тенденция нормой, если технологические компании все чаще будут испытывать свою судьбу и нарушать традиционный процесс первичного размещения на рынках ценных бумаг? Группе из шести экспертов по вопросам IPO и прямому листингу был задан вопрос: «Каковы последствия прямого IPO для сектора финансовых услуг, процесса его регулирования, венчурного капитала и активности на фондовом рынке?»

Экспертами, ответившими на этот вопрос стали:

  • Джей Р. Риттер (Jay R. Ritter), который является выдающимся ученым из Уоррингтонского колледжа бизнеса, входящего в состав университета Флориды. Он является самым цитируемым в мире научным экспертом по вопросам IPO;
  • Барри МакКарти (Barry McCarthy) — финансовый директор Spotify. До прихода в Spotify МакКарти был частным инвестором. Сейчас он занимает место в совете директоров нескольких крупных государственных и частных компаний, включая Spotify, Pandora и Chegg. Маккарти также является исполнительным советником Technology Crossover Ventures, ранее он занимал должность финансового директора и главного бухгалтера Netflix;
  • Джош Кузон (Josh Kuzon) является партнером в Reciprocal Ventures. Это венчурная компания ранней стадии, основанная в Нью-Йорке и ориентированная на финтех и блокчейн. Эксперт в области платежей и банковских систем, Джош сосредоточен на поддержке следующего поколения финансовых технологических компаний в области платежей, кредита, финансовой инфраструктуры и программного обеспечения для финансового управления;
  • Эрик Дженсен (Eric Jensen) – партнер компании Cooley LLP. Он консультирует ведущих технологических предпринимателей, представителей венчурных фондов и инвестиционных банков в процессе их формирования, финансирования, работы на фондовых рынках  и сделок слияния и поглощения. В течение последних семи лет Дженсен участвовал в более чем 55 публичных предложениях, собрав более $ 21 млрд. для таких компаний, как Appian, Atlassian, Alteryx, Avalara, DocuSign, FireEye, Forty Seven, LinkedIn, MongoDB, NVIDIA, Redfin, SendGrid, ServiceNow, Tenable, Zendesk, Zulilly и Zynga;
  • Барбара Грей (Barbara Gray) является дипломированных финансовым аналитиком (CFA) и основателем Brady Capital Research Inc. Brady Capital  — передовая инвестиционно-исследовательская фирма, ориентированная на работу с компаниями, в которых зафиксированы структурные нарушения. Она также является автором книг Secrets of the Amazon 2.0, Secrets of the Amazon и Ubernomics;
  • Грэм А. Поуис (Graham A. Powis)  — старший консультант по рынкам капитала Brookline Capital Markets, подразделения CIM Securities. Brookline — это инвестиционный банк премиум класса, который предоставляет полный пакет услуг на фондовом рынке в индустрии здравоохранения. Ранее Поуис занимал руководящие должности в таких компаниях инвестиционно-банковской сферы, как BTIG, Lazard и Cowen.

Ниже представлены мнения экспертов касательно прямого листинга, к которому все чаще прибегают технологические стартапы.

Джей Р. Риттер

В апреле прошлого года акции интернет-сервиса потокового аудио Spotify начали торговаться на фондовом рынке без проведения официального IPO. Эта процедура называется прямым листингом. Прямой листинг обеспечил ликвидность для акционеров, но, в отличие от большинства традиционных IPO, не принес денег компании. Согласно последним сообщениям, компания Slack  рассматривает вариант прямого первичного предложения. Кроме того, ходят слухи, что некоторые из других известных «единорогов» рассматривают возможность сделать то же самое.

Несмотря на то, что в ходе прямого листинга собственный капитал компании не увеличивается, после начала торгов компания может сделать дополнительное предложение для привлечения средств. Большим преимуществом прямого размещения является возможность избежать двух крупных статей затрат на IPO. Во-первых, это прямые комиссионные, выплачиваемые инвестиционным банкирам, которые обычно составляют 7% от выручки, полученной в ходе IPO при объеме привлеченных средств меньше $ 150 млн. Во-вторых, косвенные затраты на продажу акций по цене ниже предложения, что в среднем составляет еще 18%. Для компании – единорога и ее существующих акционеров, которые продают акции на сумму в $1 млрд посредством традиционного IPO с использованием bookbuilding, стратегия прямого листинга и последующего предложения может принести чистые выгоды для компании и дополнительные $200 млн для акционеров. Bookbuilding  — это процесс эффективного финансового наполнения портфеля во время первичного публичного размещения и других операций с ценными бумагами.

Прямые листинги не единственный способ уменьшить прямые и косвенные затраты на первичное размещение акций. В начале моей карьеры, когда в 1999 году Ravenswood Winery стала публичной, некоторые компании вышли на фондовый рынок, используя аукцион, а не bookbuilding. Среди известных компаний, которые использовали аукцион вместо привычного IPO, Google, Morningstar и Interactive Brokers Group. Однако, от аукциона как способа выйти на фондовую биржу в итоге отказались, несмотря на более низкие сборы и меньшую стоимость. В течение последних нескольких лет ни одна американская компания не прибегла к методу аукциона для организации IPO.

Традиционные инвестиционные банки рассматривают прямые листинги и IPO посредством аукциона в качестве угрозы. Мало того, что получаемые ими сборы ниже, но в таком случае инвестиционные банкиры больше не могут обещать недооцененные акции клиентам своих хедж-фондов. Фирмы-эмитенты и их акционеры являются бенефициарами при прямом листинге.

Однако, напрашивается вполне резонный вопрос. Если аукционы и прямые листинги так выгодны, почему они не используются компаниями-эмитентами повсеместно? Одна из важных причин заключается в том, что инвестиционные банки обычно обеспечивают аналитическое покрытие. Если небольшая компания нанимает крупнейший инвестиционный банк, такой как Credit Suisse, чтобы провести традиционное IPO, этот банк почти наверняка найдет своего аналитика, который будет освещать отрасль и следить за акциями компании, хотя бы на некоторое время. Многие фирмы обнаружили, что если компания не оправдает ожиданий, крупные инвестиционные банки будут только рады отказаться от покрытия через несколько лет. Напротив, аналитик из инвестиционного банка второго уровня, например, из William Blair, Raymond James, Jefferies, Stephens, или Stife, с гораздо большей вероятностью будет продолжать следовать за компанией в течение многих лет, но только при условии, что для  проведения IPO был нанят инвестиционный банк. На мой взгляд, именно погоня за аналитиками из ведущих инвестиционных банков стала причиной того, что многие компании не решаются сломать систему. Стоит отметить, что авторитетные известные «единороги» получат аналитическое покрытие независимо от того, каким способом они стали публичными или какие инвестиционные банки они приглашают.

Барри МакКарти

Если представить, что прямые листинги станут общепринятой альтернативой традиционному процессу IPO, то вот к чему это может привести:

  • снизятся финансовые затраты: общая «стоимость» традиционного процесса IPO снизится, чтобы быть конкурентоспособной по отношению к более дешевому прямому листингу;
  • нормативно-правовая база остается неизменной: никаких изменений в федеральных законах о ценных бумагах, которые и так разрешают процедуру прямого листинга не требуется. Под руководством SEC и нормативного надзора Spotify просто перепрофилировала существующий процесс прямых листингов. Не было изобретено ничего нового;
  • равные условия: на акции Spotify не распространилась традиционная 180-дневная блокировка (период, когда основным инвесторам запрещено продавать акции после закрытия IPO). Чтобы конкурировать с прямым листингом, традиционные IPO могут отказать от периода блокировки (а продажи без покрытия хедж-фондов начнутся по истечению срока блокировки);
  • частота финансирования: независимо от того, кто что думает, IPO — это очередное событие в мире финансов. Однако, для продажи акций больше не нужно проводить традиционное IPO. «Житейская мудрость» подсказывает, что для привлечения средств стоит провести IPO. Но «житейские мудрости» изменяются и развиваются вместе с реалиями рынка. Вот что бы мы сделали  в Spotify, если бы нам нужно было привлечь дополнительный акционерный капитал. Мы осуществили бы вторичную или последующую торговую транзакцию, заплатили комиссию за транзакцию, равную 1%, и оценили бы наши акции с дисконтом около 4% к цене закрытия торгов в тот день, когда необходимо оценить наше вторичное предложение. Это пример гораздо менее дорогостоящего «финансирования», чем традиционное IPO с платой андеррайтерам в диапазоне от 3-7% (более крупные сделки означают меньшую комиссию). Это разграничение первичного публичного предложения акций и мероприятий по привлечению финансирования.

Джош Кузон

Я думаю, что последствия прямого листинга технологических компаний носят положительный характер для венчурных капиталистов, поскольку это создает канал для рационального выхода из сделки. Однако угроза низкой ликвидности, сохраняющейся при прямом листинге, является существенным фактором, который в конечном итоге может перевесить выгоды для компании, стремящейся выйти на фондовый рынок.

Технология прямого листинга для первичного предложения представляет собой привлекательную модель для сотрудников компании и существующих инвесторов в погоне за ликвидностью. Модель отличается отсутствием периода блокировки и андеррайтинговых комиссионных, а также позволяет точнее оценить стоимость компании. Но это все краткосрочные преимущества стратегии. Кроме того, будучи публичной компанией, существует долгосрочная выгода в том, что она (компания) может получить доступ к публичным рынкам для привлечения дополнительного финансирования, использовать акции компании для оплаты приобретений и потенциально увеличить осведомленность об организации на международном уровне. Однако эти преимущества можно получить только при условии некоторых компромиссов, которые не следует упускать из виду.

Одной из основных проблем является круговая проблема ликвидности. Без определенного предложения акций довольно трудно сформировать достаточный спрос на них. Плавающая цена и неопределенное количество акций снизят институциональный интерес, какой бы крупной ни была листинговая компания. Институциональные игроки требуют заданного размера и определенности. Они не только хотят формировать большие позиции, но они должны быть уверенны, что смогут уйти с этой позиции при необходимости. Без последовательных институциональных ценовых предложений продавцы менее заинтересованы в том, чтобы увеличивать свои ставки, опасаясь волатильности и низких цен.

Я считаю, что институциональные инвесторы и их брокеры являются важнейшими компонентами правильно функционирующей структуры фондового рынка. Они помогают сделать рынки более ликвидными и эффективными. Институциональные инвесторы служат своего рода проверкой способности компаний достигать лучших результатов в бизнесе для своих акционеров. Отсутствие институциональных инвесторов может быть очень дорогостоящим компромиссом в долгосрочной перспективе. Стоит ли жертвовать ими для получения краткосрочных выгод?

Модель прямого листинга может быть выгодна для компаний, которые не нуждаются в привлечении дополнительного капитала или уже имеют разнообразную базу институциональных инвесторов. У этих компаний должен быть хорошо узнаваемый бренд. Однако очень немногие компании подходят под это описание. Всем остальным компаниям, скорее всего, придется работать намного усерднее, чтобы убедить собственников капитала участвовать в прямом листинге, и даже в случае успеха институциональные инвесторы могут в конечном итоге напомнить о себе и потребовать дополнительного сотрудничества.

Эрик Дженсен

Трудно сделать выводы из единственного законченного «прямого листинга». Степень интереса, которую я наблюдаю, часто в отсутствии полной осведомленности по вопросу, означает, что у модели IPO есть проблемы. Прежде чем прибегнуть к прямому листингу, я подробно объясню своему клиенту, что это означает — IPO без «I» и «O». Т.е. клиент не продает ни одной акции, и поэтому у него нет установленной начальной цены его акций. Эти факторы означают, что прямой листинг актуален только для небольшого количества частных компаний. А именно для тех, кто:

  • продал свои акции ряду институциональных покупателей, которые, скорее всего, удержат их или увеличат свой интерес после начала торговли;
  • достаточно велик (и не ограничивает переводы), чтобы иметь возможность определить публичную цену акций;
  • не нуждается в привлечении основного капитала;
  • хочет оставить свой след, сделав что-то иначе, например, за счет передачи акций, предназначенных для IPO, в руки новым инвесторам, которых они сами выбрали.

Нет никаких свидетельств того, что прямой листинг ускоряет доступ к публичному рынку. Любая компания, которая может осуществить процедуру прямого листинга, может провести IPO. В обеих моделях присутствует SEC. И по сравнению с хорошо отработанным процессом IPO, на самом деле проверка SEC в случае прямого листинга намного серьезнее. Как минимум, на примере Spotify, видно, что прямой листинг не освобождает инвестиционных банкиров от работы, да и  общие операционные издержки не были значительно сокращены. У Spotify не было соглашения об обязательной блокировке. Но венчурные инвесторы, с которыми я знаком, любят эту функцию. Обязательная блокировка продаж акций не присуща прямому листингу, но и IPO не требует обязательной блокировки.

По моему, слишком рано говорить, что прямые листинги – это современный «Голландский аукцион». Голландский аукцион — это аукцион, в ходе которого вначале объявляется самая высокая цена на продаваемый товар, а затем ставки снижаются до той, на которую согласится первый покупатель, которому и продается товар.

Барбара Грей

Хотя в прошлом апреле Spotify успешно нарушила ставший привычным процесс IPO и вышла на публичную арену без сопровождения, я считаю, что большинство «единорогов» по-прежнему будут согласны платить огромные сборы за андеррайтинг, которые выставляют инвестиционные банкиры.

На мой взгляд, прямой листинг наиболее подходит для компаний, отвечающих следующим трем критериям:

  • потребительская позиция с сильным брендом;
  • простая для понимания бизнес-модель;
  • отсутствие необходимости в привлечении капитала.

Даже если компания отвечает этим критериям, «сопровождаемый маршрут» IPO может обеспечить положительную отдачу от инвестиций, поскольку роуд-шоу IPO предназначено для обеспечения роста рыночной оценки компании путем повышения осведомленности и предпочтения по сравнению с конкурентными предложениями. Это позволяет компании:

  • охватить и привлечь больший инвестиционный фонд;
  • оптимально позиционировать свою историю;
  • продемонстрировать свою квалифицированную управленческую команду.

Концепция демократизации фондового рынка путем предоставления равного доступа всем инвесторам является довольно привлекательной. Однако если крупное финансовое учреждение не может получить распределение денежных средств в ходе IPO, оно может быть менее готово сформировать значимую позицию на вторичном рынке. Модель прямого листинга также увеличивает уровень ценового риска и нестабильности, поскольку цена открытия и уязвимые первые торговые дни остаются на прихоти рынка. В отличие от IPO, с преимуществами стабилизации заявок и соглашениями о блокировке на срок от 90 до 180 дней, запрещающими существующим инвесторам продавать свои акции, на рынок может обрушиться поток продавцов.

Грэм Поуис

Хотя прямой листинг Spotify в 2018 году и недавние сообщения о том, что Slack рассматривает возможность прямого листинга в 2019 году, усилили любопытство к этой модели «публичного размещения», мы ожидаем, что большинство эмитентов в ближайшей и среднесрочной перспективе продолжат проводить традиционное IPO. Потенциальные преимущества прямого листинга включают в себя предотвращение дальнейшего размывания существующих владельцев акций и отсутствие страховых взносов. Как правило, для прямых листингов лучше всего подходят крупные, известные и хорошо финансируемые корпорации, чаще всего представленные в технологическом и потребительском секторах. В отличие от них, более мелкие компании, стремящиеся привлечь капитал наряду с размещением своих акций на публичной  бирже, которые также хотят решить проблемы, связанные с привлечением интереса со стороны инвесторов, будут придерживаться хорошо отработанного процесса IPO.

В качестве примера можно привести IPO в сегменте здравоохранения в США, на долю которого за последние пять лет приходиться треть всей активности IPO в США. Вертикаль здравоохранения склоняется к небольшим убыточным компаниям со значительными потребностями в капитале, в результате чего прямые листинги вряд ли станут популярным способом выхода на фондовую биржу в этой отрасли. С 2014 года на убыточные компании приходится более 90% всех проведенных IPO в сфере здравоохранения. Компании из подсектора биотехнологий были, безусловно, наиболее активными участками IPO. Такие компании являются активными потребителями капитала. Наконец, IPO в сфере здравоохранения, как правило, относительно невелики: с 2014 года компании в этой сфере привлекли в среднем около 47% от общей суммы, полученной эмитентами из не связанных с медициной сфер. Кроме того,  более половины этих компаний хотя бы один раз вернулись на рынок за дополнительным капиталом.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

1 комментарий

  1. Оратай Зажигай-Баттал

    «погоня за аналитиками из ведущих инвестиционных банков» — значит именно грамотный аналитик обеспечивает ликвидность акций при IPO. Потому что он может доходчиво объяснять и аргументировать. Экономика знаний в чистом виде.

Добавить комментарий

8 (800) 600-47-17

(Звонок бесплатный)

+7 (495) 790-47-17

info@sharespro.ru

109028, Москва, Малый Ивановский переулок 7/9с1

ИНН: 7716851037 КПП: 771601001 ОГРН: 1177746245610

8(800)600-47-17 +7 (495) 790-47-17 info@sharespro.ru
109028, Москва, Малый Ивановский переулок 7/9с1
ИНН: 7716851037 КПП: 771601001 ОГРН: 1177746245610
или
пройдите регистрацию


Авторизация
*
*



Регистрация
*
*
*

Я согласен получать рассылку по электронной почте

Я даю разрешение на использование своих персональных данных


Генерация пароля