Меню категорий
SharesPro
16.06.2018 14:21
0
Как лучше составить инвестиционный портфель из облигаций

Облигации и акции часто воспринимают в качестве класса активов, центрального для инвестиционного портфеля.

К ним можно добавлять инвестиции в недвижимость и другие виды инвестиционных альтернатив, может быть даже коллекционные предметы, представляющие большую ценность. Однако в конечном итоге, именно акции и облигации являются главным источником прибыли инвестора на финансовых рынках.

Рынки облигаций отличаются обширностью и разнообразием. От низкорисковых казначейских облигаций и облигаций муниципального займа с выгодным режимом налогообложения до корпоративных облигаций инвестиционного уровня, рискованных высокодоходных облигаций и долговых обязательств развивающихся стран.

Нет единого подхода к наполнению портфеля инвестиций облигациями, это определяется главным образом личными предпочтениями инвестора и его склонностью к определенному уровню риска. Поэтому в сообществе финансовых консультантов можно найти различные мнения о роли инвестиций с фиксированной доходностью и способах эффективного наполнения инвестиционных портфелей.

Некоторые используют облигации, чтобы сбалансировать риски, которые они принимают на фондовом рынке. Этим инвесторам нужны ценные бумаги для инвестиций с гарантированным результатом, поэтому они предпочитают облигации инвестиционного уровня и долговые обязательства Казначейства США. Другие несколько шире трактуют полезность рынков облигаций и готовы рисковать, чтобы получить большую прибыль от ценных бумаг с фиксированной доходностью.

Несмотря на эти разногласия, практически любой финансовый консультант считает облигации необходимой частью всякого диверсифицированного инвестиционного портфеля.

Предлагаем Вашему вниманию результат опроса трех консультантов с целью узнать, как они управляют облигациями в инвестиционных портфелях.

Брайан Хэйвуд

Консультант по стратегии инвестирования, Buckingham Strategic Wealth и BAM Advisor Service

Брайан Хэйвуд предпочитает простой подход к инвестированию в облигации.

«Мы рассматриваем фиксированный доход в качестве фундамента инвестиционного портфеля клиента», - говорит он, «Его функция – сохранять и оберегать капитал, а не приращивать его».

С учетом вышесказанного, Хэйвуд ограничивается инвестициями в казначейские облигации США и облигации инвестиционного уровня. Он даже не рассматривает инвестиции в высокорисковые «мусорные» облигации или долговые обязательства развивающихся стран несмотря на их существенно более высокую доходность.

«Чем дальше вы движетесь по кривой дохода или чем ниже качеством долговые обязательства, в которые вы инвестируете, тем больше вы теряете выгоду от диверсификации портфеля», - объясняет Хэйвуд, «Если облигации, которые вы покупаете сильно коррелируют с акциями, то тогда смысл инвестиционной стратегии теряется».

В США последние 10 лет отметились низкими процентными ставками по кредитам, и многие клиенты спрашивают консультантов BAM Advisor Service о перспективах более высокой доходности, которой они могли бы достичь, инвестируя в «мусорные» облигации или долги развивающихся стран.

«Мы стараемся отговорить их от этого», - говорит Хэйвуд, «Мы призываем их придерживаться высококачественных облигаций».

«Нет оснований полагать, что высокодоходные облигации или долги развивающихся стран дают прибыль, лучшим образом скорректированную по риску».

Единственная тема, связанная с облигациями, в которой Хэйвуд позволяет себе большую гибкость – это вопрос об управлении сроками облигаций в портфеле. Обычно он поддерживает портфель облигаций со сроками погашения в промежутке между тремя и пятью годами. Когда кривая доходности по инвестициям в облигации начинает резко колебаться (процентные ставки по долгосрочным облигациям значительно выше, чем по краткосрочным), Хэйвуд корректирует портфели в сторону удлинения сроков. Когда кривая доходности ровная, как, например, сейчас (разброс между двухгодичными и десятигодичными долговыми обязательствами США примерно 50 базисных пунктов), Хэйвуд располагает инвестиции клиентов ближе к короткой стороне промежутка.

Хэйвуд предпочитает покупать индивидуальные облигации, а не инвестировать в фонды облигаций, если у клиентов достаточно активов. Он убежден, что клиентам сперва нужно обеспечить $1 млн. в размещениях с фиксированным доходом, чтобы приступать к созданию лестницы облигаций.

Лестница облигаций – это пассивная инвестиционная стратегия, в ходе которой, осуществляется равномерное инвестирование средств в бумаги с разными сроками погашения. По мере погашения облигаций, доход инвестируется в новые облигации.

«Мы полагаем, что индивидуальные облигации – это более эффективный способ заработать», - говорит Хэйвуд. Это также помогает ему подстроить лестницу под финансовые нужды каждого клиента, «Лестницу [облигаций] можно индивидуализировать под каждого клиента, с учетом его денежных потоков или даже его места жительства».

Марк Кортазо

Старший партнер в MACRO Consulting Group

Марк не хочет будить клиентов по ночам с новостями об их портфеле облигаций.

«Бумаги с фиксированным доходом должны быть скучными», - говорит он, «В большинстве случаев я надеюсь на отсутствие неожиданностей, потому что неожиданности, связанные с облигациями практически всегда плохие».

Но это не означает, что Кортазо инвестирует только в высококачественные облигации. В конце концов, после 10 лет строгой финансовой политики ФРС, реальная доходность высококачественных долговых обязательств инвестиционного уровня была довольно небольшой.

«Если вы держали краткосрочные высококачественные бумаги на протяжении последних 10 лет, то инфляция вас обогнала», - говорит Кортазо.

Главное – это какие финансовые цели у клиентов. Каковы его пенсионные нужды? Сколько они хотят оставить семье? Хотят ли они тратить деньги на благотворительность? Какие нужно покупать облигации зависит в большей степени от этих факторов, чем от рыночных условий.

«Людям необходимо понять, чего они ходят добиться фиксированным доходом», - говорит Кортазио, «Может понадобиться построить лестницу облигаций на 10 лет для человека, которому нужен доход в возрасте между 65 и 75 годами, чтобы он мог отсрочить [и увеличить] свою пенсию».

«Для этого необходимы высококачественные облигации, которые обеспечивают приток дохода и возвращают вложенные в них средства».

Кроме того, Кортазо ценит инвестиции в облигации, которые не коррелируют с рисками акционерного капитала. Впрочем, не смотря на устойчивые корреляции с акциями на плохих рынках, его интересуют и более рискованные секторы рынка облигаций, такие как сектор высокодоходных облигаций и долгов развивающихся стран.

«Если целью хранения облигаций является смягчение рисков американских акций, в таком случае [высокодоходные облигации и облигации развивающихся стран] в условиях падающего рынка мало чем помогут», - говорит Кортазо, «Но бывало достаточно часто, что эти облигации показывали хороший результат, при том, что акции падали».

Кортазо полагает, что с учетом чрезвычайно низкой доходности облигаций на протяжении последних десяти лет, стоит рассмотреть инвестиции с более высоким соотношением риска и доходности.

«Я не возражаю против идеи, что нужно рисковать главным образом на рынке акционерного капитала, но облигации приносят мало прибыли, поэтому весь ваш инвестиционный доход зависит от акций», - говорит он, «Мне хочется, чтобы был еще какой-то источник дохода».

С учетом вышесказанного, Кортазо не считает, что сейчас доходность рискованных облигаций достаточно высока, чтобы оправдать дополнительный риск. Кредитные спреды все еще меньше средних исторических значений и поэтому инвесторы могут обжечься в погоне за доходностью.

«Люди могут пытаться поднять монетку перед движущимся локомотивном», - отмечает Кортазо.

Барри Глассман

Президент в Glassman Wealth Services

Есть три подхода к инвестированию в бумаги с фиксированной доходностью, полагает Барри Глассман, глава Glassman Wealth Services.

«Есть традиционный, тактический и диверсифицированный подходы», - утверждает он, «Со временем, я сделал выбор в пользу менее тактического подхода».

При традиционном подходе, целью инвестирования в долговые обязательства является снижение волатильности, учет потоков дохода и возврат инвестированных средств.

«Некоторые финансовые консультанты полагают, что это единственная цель фиксированного дохода», - говорит Глассман, «Они могут следовать кривой доходности, но они и не снижают качество финансируемых займов».

Консультанты, которые следуют тактическому подходу, готовы действовать в сегментах рынка облигаций с более высоким риском и пытаются понять, когда стоит покупать и когда продавать. Как правило, триггеры этих решений связаны со спредами в соотношении с их историческими средними значениями. Например, текущий спред высокодоходных облигаций в сравнении с сопоставимыми по сроку погашения казначейскими облигациями на 1 июня составляет 3,55%. Это больше, чем нижняя планка спреда за последние 10 лет, которая на момент 26 января стояла на 3,23%, но все равно меньше исторических средних значений.

Глассман полагает, что правильно определить момент на рынках долговых обязательств не проще, чем на фондовом рынке и у инвесторов не очень хорошо получается применять тактический подход.

«У инвесторов плохая история выбора подходящего момента для купли-продажи на рынке облигаций», - говорит он.

Сам Глассман предпочитает пользоваться диверсифицированным подходом в инвестировании в долговые обязательства. Он выстраивает ядро портфеля из высококачественных казначейских облигаций, муниципальных облигаций и займов инвестиционного уровня, а затем дополняет их облигационными фондами, в которых у управляющих фондом больше свободы в выборе объектов для инвестирования. Глассман не пользуется индексируемыми фондами облигаций.

Если вы собираетесь инвестировать в несколько фондов облигаций с широкими полномочиями управляющих, то вам придется отслеживать риск, связанный с тем, что они будут инвестировать в разные активы.

«Инвесторам следует всегда знать какой стратегией руководствуется управляющий фондом», - говорит Глассман, «Вам нужно постараться свести в пары сектора и стратегии, которые отличаются».

Глассман ожидает, что «засуха» доходности последних 10 лет еще некоторое время продолжится.

«Желание доходности среди бэби бумеров будет поддерживать доходность безрисковых бумаг низкой еще очень долго», - говорит он.

При этом, недавнее повышение ключевой ставки представляет собой вызов для консультантов и инвесторов.

«Многие люди удивлены, что доходность по двухгодичным облигациям теперь составляет 2,5%», - говорит Глассман, «Даже если консультант не тактик, ему придется поразмыслить над тем, что произойдет в случае если доходность безопасных долговых обязательств станет еще выше. С какой ставкой получится зафиксировать лучшую доходность в долгосрочной перспективе?»

Войдите, чтобы оставлять комментарии.

Получить консультацию