Бывший нейробиолог научился с помощью анализа данных предсказывать появление компании-единорога

Таких компаний появляется все больше

Прошла еще неделя, и еще одна группа частных компаний присоединяется к списку стартапов, чья стоимость перешагнула через миллиард. Только за последнюю неделю в этот список было добавлено пять новых компаний.

Каждый из этих финансовых триумфов связан с тем, что ведущие венчурные фонды выписывают большие чеки компаниям, которые, по их мнению, станут следующим большим прорывом в своих сегментах, говорится в аналитическом материале на PitchBook. Когда инвесторы решают сделать ставку, они пристально смотрят на основателя, того, кто, как они надеются, сможет совершить рывок в оценке с нуля до успеха, измеряемого единицей с девятью нулями. И слишком часто венчурные капиталисты принимают решения, основываясь на интуиции. Но что, если бы они могли использовать данные, чтобы выбрать победителя?

Легко представить классического основателя компании-единорога как среднестатистического человека 25–34 лет из Стэнфорда или Facebook. Эксперты часто предполагают, что ведущие учредители получают хотя бы один из этих флажков.

Но, согласно уникальному набору данных, собранному Али Тамасеб (Ali Tamaseb), венчурным капиталистом из компании DCVC, занимающейся глубокими технологиями из Кремниевой долины, реальность такова, что большинство выдающихся предпринимателей не владеют ни одним из подобных атрибутов. Его выводы ставят под сомнение, действительно ли крупные венчурные компании знают, на что обращать внимание в своем стремлении найти великих создателей компаний будущего.

«Самый большой сигнал, который я заметил в данных, — это то, что множество вещей не имеют значения, например, возраст, университет, технические характеристики и тому подобное. Важно иметь историю создания ценности, даже если она была короткой»

— сказал Тамасеб.

Тамасеб, бывший исследователь в области нейробиологии, а затем предприниматель, четыре года назад решил выяснить разницу между обычными основателями и «супероснователями». Super Founders – название его книги, которая должна выйти 18 мая.

Для своей книги он собрал множество конфиденциальных данных о компаниях, основанных в период с 2005 по 2018 год. С их помощью он нарисовал картину многообещающих основателей. Тамасеб говорит, что он заложил основы, собрав около 30 000 данных о создании американских компаний, включая количество конкурентов, размер рынка, возраст основателя, университетское образование и предыдущую подготовку.

«Существует множество стереотипов о том, что или кто делает команду успешной, что или кто способствует реализации успешной рыночной идеи. Во многом восприятие обычного предпринимателя и экосистемы зависит от того, что они видят в средствах массовой информации»

— сказал Тамасеб.

Основатели Honey, лоскутной финтех-компании из Лос-Анджелеса, оказались антигероями с большим шансом добиться славы единорога, несмотря на кажущееся отсутствие у них родословной мечты. Джордж Руан (George Rua) и Райан Хадсон (Ryan Hudson) запустили Honey, поставщика кодов купонов для онлайн-покупателей, потому что первые пару лет они не могли получить венчурное финансирование. Получив в конечном итоге поддержку за пределами венчурного предприятия Кремниевой долины, Honey взлетела и в конце 2019 года ее приобрела PayPal за $4 млрд. У Руана и Хадсона не было хороших связей или громких имен в резюме, но при этом они создали несколько небольших предприятий.

«Именно такие люди с большей вероятностью основывают компании с доходом в миллиарды долларов, чем люди с идеальной родословной»

— сказал Тамасеб.

Но в суете Кремниевой долины они часто остаются незамеченными венчурными компаниями, чья предвзятость и склонность к так называемому сопоставлению с образцом при оценке основателей на начальном этапе приводит к упущенным возможностям. По словам Тамасеба, предприниматели часто недооценивают себя, если сравнивают сами себя с портретом мифического основателя технологической компании.

В настоящее время рынок может искажать тенденции сделок, чего не может объяснить даже Тамасеб. В высшей степени необычные экономические факторы — он называет этот климат «аномалией» — предполагают, что новоиспеченные основатели этого цикла вместе с их идеями  оцениваются более чем в $1 млрд отчасти из-за приливных волн капитала, хлынувших по мировому рынку.

Только за последнюю неделю инвесторы оценили еще пять стартапов в $1 млрд или больше, в результате чего в этом месяце совокупное количество таких компаний достигло 26. То, что когда-то было выдающимся событием, заслуживающим особого упоминания, становится все более распространенным явлением.

Среди недавних компаний в рейтинге с миллиардным доходом были Signifyd, компания по защите от мошенничества, стоимость которой оценивается примерно в $1,34 млрд, и создатель платформы удаленного найма Deel, которая получила оценку в $1,25 млрд после нового раунда финансирования. Ни одна из этих сделок сама по себе не произвела особого впечатления. Но, что примечательно, так это тот факт, что компании получают статус единорога  с такой частотой, что можно делать выводы о том, как сегодня инвесторы заключают сделки и делают свои ставки.

«Если ваш фонд составляет $1 млрд, вам потребуется минимум $5 млрд на выходе, чтобы сдвинуть с мертвой точки. Если ваш фонд составляет $ 100 млн, на выходе вам нужно $500 млн. И оказывается, что у нас гораздо больше фондов, которые ближе к миллиардным мегафондам, которые финансируют эти компании, чем фондов на $50 млн»

— сказал Тамасеб.

Переизбыток капитала, ожидающего поступления в работу, высвобождает легионы инвесторов с постоянно увеличивающимися фондами, которые делают более агрессивные и конкурентоспособные заявки на финансирование стартапов на все более ранних стадиях. Марина Темкин (Marina Temkin) в своей статье акцентирует внимание на том, как стремительно растут оценки по мере того, как хедж-фонды, такие как Coatue Management и Tiger Global, все чаще конкурируют между собой и с влиятельными основными венчурными фирмами.

Комментарии
Читать также