Модный приговор: кого искать на российском рынке после санкций

Про космические очки, создание имиджа и качественных клонов

Антироссийские санкции кардинально изменили мир российского модного рынка. Многие зарубежные компании ушли или остановили торговлю внутри страны. В этом материале о том, где теперь одеваться россиянам, существуют ли перспективные отечественные аналоги ушедшим брендам и как разумно перестроить гардероб, если «дьявол уносит Prada».

Больше, чем просто стиль

В 1899 году вышла программная работа американского социолога и экономиста Торстейна Веблена «Теория праздного класса». Одна из ее основных идей заключается в том, что все, обладающее такими характеристиками, как «красивое» и «престижное», в том числе дорогая одежда, — не предмет первой необходимости, а средство демонстрации богатства и социального положения.

«У расходов на одежду есть такое преимущество над большинством других способов, что наше одеяние всегда служит свидетельством нашего денежного положения, указывая на него при первом взгляде всякого стороннего наблюдателя», ― отмечает автор. ― «Люди всех классов, подвергая себя расходам на одежду, большей частью делают это не для того, чтобы защитить свою персону от холода, а ради респектабельного внешнего вида».

Так или иначе до недавнего времени российский рынок одежды, обуви и связанных с ними аксессуаров развивался сравнительно неплохими темпами. По оценкам Fashion Consulting Group, в 2019 году его емкость составляла 2,3 трлн рублей, в пандемийный 2020 год она «просела» до 1,9 трлн рублей, отыграв в 2021-м до 2,7 трлн рублей.

Локальные бренды пока «живут одним днем», опираясь на актуальную информацию и не строят долгоиграющих планов. Сейчас это самая верная стратегия, как считает создательница марки одежды LUSALUT Люцина Мухутдинова:

«Возможно, наша аудитория будет расширяться, но пока мы всерьез об этом не думали. Я почти уверена, что основной массмаркет вернется. У них могут измениться цены, уменьшится количество магазинов, но совсем они не закроются. Мы действуем, исходя из событий сегодняшнего дня, в режиме 24/7 придумываем, как быть дальше. У нас уже голова заточена под то, чтобы к чему-то новому адаптироваться».

Число локальных марок стремительно росло в последние годы, но их аудитория зачастую нишевая, а объемы производства значительно меньше.

«По объему местные производители, конечно, не смогут возместить уход европейских магазинов. Нельзя взять из ниоткуда эту отрасль, вероятно, быстрее пустоту заполнят Китай и Турция. Возможно, нас ждет появление подделок под какие-то популярные бренды», — комментирует кандидат экономических наук, преподаватель РАНХиГС Александр Победин. — «Насколько потери будут восполнимы в плане качества, каждый сам решает, но я думаю, что не всех устроит, но у людей не будет выбора. Стопроцентное импортозамещение было бы возможно, притом, что у населения существенно не снижаются доходы и активно привлекаются инвестиции, но с этим сейчас тоже проблема».

Неповторимая копия

Несколько более обнадеживающая позиция у Артема Тузова, исполнительного директора департамента рынка капиталов компании «Универ Капитал»:

«Крупнейшие поставщики одежды в России – Турция и Китай. Международные бренды одежды могут отказаться от поставок в Россию, но это не изменит обеспеченность населения одеждой. Она даже станет дешевле, потому что одежда без бренда стоит в разы меньше, чем брендовая. Российские же предприятия легкой промышленности, продающие одежду и обувь под отечественными брендами, все равно, достаточно большой процент продукции производят в Китае под заказ».

О преимуществах китайского рынка пишет и российских модельер Виктория Адреянова.

«Я вижу будущее в экспансии китайских брендов, тех, что не объявили эмбарго. Сегодня качество уже не делится на национальности, и поэтому это может быть добротная одежда».

Если говорить о том, какие привычные для россиян бренды остались на рынке, то их можно условно разделить на две категории: иностранные бренды и российские.

Среди зарубежных брендов остался Benetton, Ecco, Koton, Gap, Lacoste , New Yorker, Terranova и «Стокманн».

Baon: Бренд, специализирующийся на продаже мужских и женских пуховиков, был запущен в 1992 году. Он принадлежит юрлицу «Бифлекс», а большая часть производства, по данным с сайта компании, находится в странах Юго-Восточной Азии и России.

FINN FLARE: Бренд одежды Finn Flare появился в Финляндии ещё в 60-х годах прошлого века. Но в России эту марку выпускает отечественное юрлицо — «ФФ Стайл».

INCITY: Магазины модной женской одежды Incity принадлежат российской компании «Модный Континент», основанной в Москве в 2003 году.

Lime: Это бренд женской одежды и аксессуаров, созданный в 2008 году. Он принадлежит ООО «Стиль Трейд», зарегистрированному в Самаре.

Владелец магазинов женской одежды Love Republic — петербургская компания Melon Fashion Group, которой также принадлежат бренды Zarina, Befree и Sela.

Магазины под итальянским названием Oggi открылись в России в конце 90-х. Позже бренд сменил название на Oodji и начал активные продажи в странах СНГ, Европы и США.

Сеть магазинов одежды и аксессуаров O’stin на собственном сайте заявляет о себе как о международном бренде. Однако он был запущен в 2003 году российской компанией «Спортмастер».

Pazolini ― обувной магазин, который основал не итальянский, а российский предприниматель Илья Резник. До 2017 года бренд назывался Carlo Pazolini. По информации с сайта компании, производство обуви и аксессуаров находится в Италии, Испании и Китае.

Среди российских брендов на рынке можно найти «Спортмастер», Zarina, Love Republic, Sela, Gloria Jeans, «Детский мир» и Zola, Eсonika, Tegin, I Am Studio, Akhmadullina Dreams, Zasport, 12 Storeez, а также Krokatau и Gate31.

Космическая планка

В то же время, ввиду перебоев с логистикой и сложностей с закупкой зарубежных материалов, цены российских поставщиков будут заметно расти.

Например, сооснователь и лидер компании 12 Storeez Иван Хохлов в аккаунте бренда в Instagram объяснил политику своего бренда так:

«50 процентов продукции мы производим полностью за рубежом — платежи за такие изделия осуществляются в юанях, евро и долларах. Оставшиеся примерно 50 процентов мы отшиваем в России, но в себестоимости готового изделия сам пошив теперь составляет всего 20 процентов, а оставшиеся 80 — это материалы и фурнитура, закупаемые по новым курсам в других странах в евро и в юанях. Таким образом, суммарно 90 процентов себестоимости изделий 12 Storeez зависит от курсов валют. Мы хотим выжить, а для этого наша бизнес-модель должна быть устойчивой».

Тем не менее подобную позицию разделяют не все бренды.

«В отличие от многих брендов, мы приняли решение не повышать цены на коллекции, которые сейчас представлены в магазинах, — утверждает Анастасия Задорина, основатель бренда Zasport, официального экипировщика российской олимпийской сборной. — Мы всегда говорили, что наш бренд — sport&casual, у нас есть как спортивные, так и повседневные линейки, одежда для фитнеса».

Анастасия Задорина подчеркивает, что, несмотря на то, что цены на материалы сейчас значительно возросли, ее команда придерживается прежнего темпа работы и уже готовит новую коллекцию:

«Мы прорабатываем различные варианты дальнейших действий: ищем новых поставщиков, новых производственных партнеров. Кроме того, у нас есть собственное производство в России, что позволяет оперативно решать текущие задачи».

«Для производства наших очков мы используем японский титан, а также немецкие марочные линзы Zeiss или опять же японские Hoya», — отмечает в свою очередь Андрей Калашников, руководитель компании Gresso (примечательно, что именно в очках этой марки актриса Юлия Пересильд принимала участие в полете в космос). — «Из-за изменения курса доллара, естественно, изменится и цена закупки комплектующих. Но мы являемся единственной компанией на оптическом рынке, производство которой полностью расположено в России. Поэтому, в отличие от других игроков рынка (особенно компаний, которые импортируют продукцию европейских брендов), мы не так сильно зависим от курса доллара или евро».

Комментарии
Читать также
Бумажная империя: есть ли смысл хранить деньги под подушкой
На вес золота: где все ещё можно получить гражданство в обмен на недвижимость
Непозволительная роскошь: как новые санкции ЕС изменят структуру российского рынка люкс

Про старый люкс, новые эмбарго и российскую водку