«Женщине необязательно быть красивой»: как Balenciaga стал домом для модных домов

Про скульптурную ткань, классику экспериментов и затворника моды

Жизнь любого модного дома начинается с его основателя. Именно он закладывает ДНК, которая лежит в основе всей философии компании. Однако благодаря Кристобалю Баленсиаге в мире появился не только одноименный бренд, но и многие другие. Его учениками были Кристиан Диор, Юбер Живанши, Эммануэль Унгаро, Коко Шанель и многие другие, а сам Баленсиага прятался от камер, рассматривал картины Диего Веласкеса и превращал архитектуру в ткань, а ткань — в архитектуру. В этом материале SharesPro — о самом скромном и влиятельном кутюрье своего времени.

Сын рыбака, музыкант гармонии и скульптор стиля

Кристобаль Баленсиага Эйсагирре родился 21 января 1895 года в баскском городе Гетарии на берегу Бискайского залива в простой семье рыбака Хосе и швеи Мартины. У Кристобаля были сестра Мария Августина и младший брат Хуан Мартин.

Когда мальчику было 11 лет, его отец умер от инсульта, и Кристобаль начал больше времени проводить с матерью, помогая ей с шитьем. Впоследствии семья так и останется для него приоритетом, и он будет поддерживать родственников всю свою жизнь.

По материалам Vogue, именно в это время дизайнер увлекся миром моды, оставив перспективы стать рыбаком, как его отец. Или пойти по следам его дяди, который был деревенским священником.

Юный Баленсиага всегда с интересом и восхищением разглядывал наряды состоятельных клиенток своей матери. Каждое лето на свою виллу в Гетарию вместе с детьми приезжала маркиза де Каса Торрес и заказывала у матери Кристобаля одежду. На одной из встреч с маркизой Баленсиага заявил, что будь у него такая же ткань, как та, из которой сделан ее элегантный костюм, он сшил бы не хуже. Мальчик также высказал несколько суждений по поводу стиля и манер одеваться.

Маркиза де Каса Торрес стала покровительницей юного Баленсиаги, когда увидела, как хорошо он работает с тканью. Она направила его в Сан-Себастьян, где он стал учеником в ателье Casa Gómez и получил официальное образование в области пошива одежды. Благодаря этому испанец заслужил репутацию кутюрье, который не только умеет рисовать эскизы, но и сам может создавать свои произведения. К тому времени, когда Кристобаль открыл свое первое парижское ателье, у него был уже почти 30-летний опыт работы с тканями и выкройками.

В начале своего творческого пути Баленсиага учился у лучших кутюрье своего времени — Коко Шанель, Мадлен Вионне и Луизы Буланже. Он покупал наряды их модных домов, чтобы изучить крой, ткань и фурнитуру, а потом подогнать их под своих клиенток. Именно Мадлен Вионне подтолкнула его к созданию его собственного дома, когда увидела его собственные работы.

В 1918 году в партнерстве с сестрами Бенитой и Даниэлой Лизасо Баленсиага официально зарегистрировал бренд Balenciaga у Compania.

В 1919 году он открыл модный дом в Сан-Себастьяне под названием C. Balenciaga, а в следующем году — в Мадриде. Испанская королевская семья и аристократия носили его одежду. По словам портнихи дома моды Баленсиаги Фелизы Сальваньяк, королева Анна считала Кристобаля величайшим человеком в мире моды. Некоторые из его клиентов даже рисковали своей безопасностью при поездках в Париж во время Второй мировой войны — все ради роскошных вечерних платьев и костюмов талантливого испанца.

Баленсиага регулярно ездил в Париж: наблюдал за творчеством своих французских коллег и черпал в нем вдохновение. Кристобаль придерживался особого подхода к созданию форм и конструкций платьев. Он изучал архитектуру для того, чтобы переносить ее законы на процесс создания наряда. Баленсиага работал с грубыми тканями, с помощью которых можно было сформировать практически любую форму. В результате многие его модели напоминали скульптурные творения.

«Кутюрье должен быть архитектором кроя, художником цвета, скульптором формы, музыкантом гармонии и философом стиля», — так он описывал свою профессию.

В 1927 году Баленсиага открыл в Сан-Себастьяне ателье по пошиву одежды Eisa Costura для среднего класса, и клиентская база Кристобаля значительно расширилась.

Гражданская война в Испании в 1930-х годах вынудила дизайнера закрыть бутики. Несмотря на то, что к тому моменту Кристобаль Баленсиага уже был в зрелом возрасте и полностью сформировался как модельер, он не смог найти работу в Лондоне. В итоге дизайнер уехал в Париж и открыл там еще один модный дом в августе 1937 года на авеню Георга V.

Его первая коллекция в Париже была вдохновлена костюмами эпохи Возрождения в Испании. Баленсиага начал одевать самую востребованную и привередливую публику Парижа, в том числе Элену Рубинштейн, Диану Вриланд, Мону фон Бисмарк и Дэйзи Феллоуз, а Daily Express воспевала его как «самого молодого испанца — революционера моды».

Возрождение возрождения

Источником вдохновения для кутюрье стала его родная Испания. Одежда матадоров, священников, монахов, епископов, кардиналов, танцоров фламенко — все это вдохновляло Кристобаля.

«Он привнес в Париж стиль Испании», — говорила о нем Диана Вриланд.

Летом 1937 года Кристобаль Баленсиага представил свою первую коллекцию Haute Couture. Изысканные и утонченные работы модельера были высоко оценены критиками и модными изданиями. Кристобаль ослепил публику искусной стилизацией на тему исторического костюма. При создании коллекции модельер черпал вдохновение в испанской живописи — в творчестве Сурбарана, Диего Веласкеса и Гойи. Произведения этих художников задавали цветовую гамму и крой нарядам Balenciaga. Совершенство и элегантность туалетов подчеркивали огромные воланы, шлейфы и драпировки.

Для своей зимней коллекции 1939 года в Париже кутюрье показал вечерние наряды, вдохновленные портретами инфанты Маргариты и ее фрейлин кисти Диего Веласкеса 1650-х годов. Вечерние туалеты модельер дополнил мантильей, национальным испанским шарфом-вуалью, который надевается поверх высокой прически. С выходом этой коллекции клиентками Кристобаля стали Барбара Хаттон, Глория Гиннес, Полин де Ротшильд, принцесса Виндзорская, звезды кино Марлен Дитрих, Ингрид Бергман.

Платья стали настолько популярными, что их опубликовали Vogue и Harper’s Bazaar.

Баленсиага активно использовал палантины, шлейфы и ткань, в которой материал без подкладки будто ниспадал, создавая текстурный контраст в одежде — ему нравилось работать с тканью, наблюдать за ее движениями. После коллекции 1939 года он не использовал в своих творениях подкладок и кринолинов, давая ткани свободно двигаться по силуэту.

В 1945 году Кристобаль Баленсиага принял участие в грандиозной выставке Théâtre de la Mode, героинями которой стали куклы-манекены, одетые в творения именитых кутюрье. Проект был создан с целью возродить интерес к моде у женщин после войны. Выставка путешествовала по всей Европе и Америке и в ней приняли участие Коко Шанель, Эльза Скиапарелли, Нина Риччи, Жанна Ланван.

В 1947 году Баленсиага выпустил свой первый аромат Le Dix, намек на адрес дома моды в Париже. Любопытно, что, несмотря на стремление модельера скрыть свою личную жизнь и по возможности избегать фотокамер, он все же стал лицом рекламной компании Le Dix. Вскоре после этого в его модном доме появился аромат La fuite des heures, затем — Quadrille.

После войны дом Balenciaga снова появился в Мадриде. Магазин переехал на улицу Хосе Антонио по рекомендации маркизы де Каса Торрес. Его сестра взяла на себя управление модным домом в 1948 году, пока он не закрылся в 1968 году. А его племянник Хосе Баленсиага отвечал за дом моды в Барселоне.

Пока многие знаменитые дизайнеры закрывали свои дома под напором войны, Баленсиага захлопнул двери своего бутика всего на полгода, чтобы избежать реквизиции. Следующие коллекции на протяжении тяжелого периода ограничения были небольшими, исключительно для частных клиентов. В этот период Кристобаль начал активно использовать вышивку и отделку в своих вечерних платьях.

Коконы, иллюзии и черный цвет

В каждой коллекции модного дома обязательно была одна или две модели, которые Баленсиага исполнял собственноручно от начала и до конца. Все элементы костюма были скроены идеально: воротник и рукава не теряли своего совершенства при движении. Еще до начала работы Кристобаль понимал, сколько потребуется материала на будущий наряд. Ткань для модели заказывали с точностью до сантиметра.

Баленсиага никогда не использовал подложки для бюста или бедер. Он всегда отталкивался от материала и не признавал моделей Кристиана Диора за «ужасное» насилие над тканью. Его гости могли вернуться домой без пальто или пиджака, потому что Баленсиага обнаружил ошибку в крое, и не одна из его клиенток ни разу не получила скидку — вне зависимости от количества заказанных платьев.

В 1951 году он преобразил силуэт в стиль ампир, убрав талию и расширив плечи. Такая форма стала полной противоположностью силуэту New Look Кристиана Диора, который искренне восхищался современником и считал его «учителем всех нас»:

«Высокая мода подобна оркестру, а дирижирует им Баленсиага. Мы — остальные кутюрье».

Он действительно делился своим мастерством с современниками, его учениками были Юбер Живанши, Эммануэль Унгаро, Оскар де ла Рента.

Баленсиага познакомил моду с блузками без воротников, шапочками-коробочками, жакетами с объемными спинками и платьями с завышенной талией, юбками-баллонами и укороченным рукавом у платья, чтобы девушки могли демонстрировать свои украшения на запястьях.

Шанель воскресила свой модный дом после военного времени в 1953 году и также подхватила идею свободного силуэта для женщин.

«Только он умеет раскроить материал, собрать свое творение и сшить его вручную, — говорила она о Кристобале Баленсиаге с привычной для нее категоричностью. — Только Баленсиага — кутюрье в прямом смысле слова, а остальные — просто модные дизайнеры».

Для Ингрид Бергман, снимавшейся в исторической драме «Анастасия», Баленсиага создал знаменитый костюм княжны, который до сих пор хранится как реликвия в модном доме Balenciaga. Голливуд всегда вызывал его вдохновение. Поклонницами Баленсиаги были Элизабет Тейлор, Одри Хепбёрн, Марлен Дитрих, Грейс Келли и Джеки Кеннеди.

«Женщине необязательно быть идеальной или даже красивой, чтобы носить мои платья, — утверждал дизайнер. — Мои платья сделают все за нее».

С конца 1950-х годов Баленсиага продолжал экспериментировать с формой и динамичными принтами. В 1955 году он разрабатывает платье-тунику, которое позже превратилось в платье-сорочку. А в 1959 году его творчество достигает кульминации в коллекции Empire Line — с платьями с высокой талией и пальто, похожими на кимоно или кокон. Именно ему принадлежит мода на оверсайз.

«Баленсиага — это Пикассо от моды. Он экспериментирует с современными формами, сохраняя при этом уважение к традициям и классическому стилю», — отзывался о Кристобале британский фэшн-фотограф Сесил Битон.

«Кристобаль был мастером иллюзий, — добавляет историк моды Ричард Мартин. — Он создавал идеальные вещи, подходящие человеческому несовершенству».

В 1957 году Кристобаль Баленсиага запретил журналистам посещать показы своих коллекций. В то время как Кристиан Диор и Юбер де Живанши появлялись на публике в компании знаменитостей, Кристобаль вел закрытый и даже затворнический образ жизни. В конце дефиле кутюрье никогда не выходил к зрителям, наблюдая за реакцией публики из-за кулис.

В каждой из 93 коллекций Баленсиаги всегда было одно черное платье, которое дизайнер делал сам от начала до конца — своего рода реверанс в сторону дома Шанель.

О черном цвете Balenciaga стоит сказать отдельно. Баски были известны своими траурными платьями, поэтому черный цвет стал знаковым для кутюрье уже с детства, да и в самой Испании черный цвет носили на руках во всех смыслах, потому что черный символизировал не только траур, но и власть.

Так, Филипп II с помощью черного цвета установил образец царственной строгости, характерной для испанской одежды. Карл V также считал черный цвет величественным, достойным своего звания и власти и признаком состоятельности, так как одежду черного цвета мог позволить себе далеко не каждый житель средневековой Европы.

Это было связано с тем, что чаще всего такие «черные» цвета были ближе к темно-коричневому, синему или серому. Использование ткани, окрашенной таким образом, обычно ограничивалось одеждой низших классов для траура и покаяния. Однако постепенно появились более интенсивные черные красители на основе веществ, добываемых из распускающейся весной дубовой яблони, но сама процедура стоила достаточно дорого.

Когда Кристобаль Баленсиага привез в Париж «свой» черный цвет, французская публика была очарована.

Похороны, свадьба и павлины

Внезапная смерть его партнера Владзио Яворовски в 1949 году стала сокрушительным ударом для Баленсиаги. В тот сезон он создал всю коллекцию в траурном черном цвете и чувствовал себя настолько подавленно, что подумывал об уходе на пенсию. Но Кристиан Диор и Пьер Бальман уговорили своего наставника и кумира этого не делать. Так благодаря Диору мир увидел еще 25 лет творчества одного из самых влиятельных модельеров ХХ века.

В 1960 году состоялась свадьба Фабиолы де Мора-и-Арагон, внучки маркизы де Каса Торрес. Ее избранником стал король Бельгии Бодуэн I. Платье Фабиолы из плотного шелка с отделкой из норки стало одним из самых дорогих творений кутюрье — так Баленсиага отплатил маркизе за ее доброту. Позже королева подарила свое свадебное платье Фонду Кристобаля Баленсиаги.

Интересно, что фонд Кристобаля Баленсиаги был преобразован из дома самой маркизы под руководством Юбера де Живанши. Живанши был близким другом и протеже дизайнера на протяжении всей его карьеры. Есть легенда о том, что между их домами мод на улице Георга V был тайный ход.

В 1958 году кутюрье поехал в Соединенные Штаты, чтобы своими глазами увидеть успех дома Balenciaga на другой стороне океана. Американская пресса много о нем говорила, а богатые американцы были его верными покупателями. Тем не менее производственные синдикаты навсегда провели черту между ним и такой системой работы, потому что дизайнер был убежден, что высокая мода не совместима с фабриками и автоматизацией, как фабрики не совместимы с истинной свободой творчества. К тому же благодаря своей состоятельной клиентуре он мог не обременять себя мелочными вопросами получения дохода.

В том же году Кристобаль получает звание кавалера ордена Почетного легиона за его вклад в индустрию моды и создает свое знаменитое платье baby-doll и платье с «павлиньим хвостом», длинное сзади и короткое спереди.

С 1960-х годов на смену высокой моде приходит эра прет-а-порте. Весной 1968 года в Париже во время студенческих беспорядков 71-летний дизайнер продемонстрировал крошечные шорты, одно- и бесшовные платья и необычные трапециевидные вечерние платья в своей предпоследней коллекции. В том же году он разработал форму для стюардесс Air France, которые проносили ее десять лет. 

О закрытии магазина его 400 почтенных сотрудников узнали из газет, а не от самого модельера. В единственном интервью, которое он дал за всю свою карьеру в 1971 году для The Times, он сказал: «Это была собачья жизнь».

Мона фон Бисмарк, поклонница таланта кутюрье, три дня не покидала свою виллу на Капри в знак протеста. Но несколько лет спустя, в 1972 году, Баленсиага ненадолго вернулся к работе специально, чтобы создать свадебное платье для аристократки и светской львицы Марии дель Кармен Мартинез-Бордью, внучки генерала Франко. Для украшения платья понадобилось десять тысяч жемчужин и двадцать катушек серебряной нити. Эта работа стала его последним словом.

Королевство после короля

У Баленсиаги были смелые планы на пенсию: он собирался купить дом в Валенсии и переехать туда, чтобы изучать историю своей родной страны. Но в 1972 году Кристобаль скончался от сердечного приступа. Он похоронен на кладбище в Гипускоа, в родной Гетарии. Последний раз он появлялся на публике на похоронах Коко Шанель, в 1971 году.

«Баленсиага умер, и мода никогда не будет прежней», — написал Сэм Уйат в London Evening Standard. В Women’s Wear Daily вышел заголовок: «Король умер».

После его кончины дом моды был закрыт почти на двадцать лет, пока на него не приобрела права компания Jacques Bogart S.A., а в 2001 году — холдинг Gucci Group (сейчас Kering) и не поставил задачу сделать бизнес более прибыльным. Николя Жескьер, на тот момент генеральный директор бренда Balenciaga, удачно справился с этой задачей и даже выпустил в 2005 году капсульную коллекцию с наиболее знаменитыми вещами по гораздо меньшей цене, чем линии прет-а-порте. Именно он придумал первую культовую сумку-мешок Motorcycle Lariat , которую носили все — от Кейт Мосс до сестер Олсен. Первоначально идея сумки не понравилась руководству модного дома, и тогда Жескьер выпустил всего 25 штук, раздав их знакомым редакторам и моделям. Риск оправдался, и эта сумка до сих пор пользуется популярностью у модниц всего мира.

В 2002 году Николя Жескьер создал платье для Дженнифер Коннелли, номинировавшейся на «Оскар». Так Баленсиага вошел в историю «кутюрье красной ковровой дорожки».

Модный дом пополнил коллекцию мировой моды еще одним культовым предметом в 2007 году — им стали легинсы-«робот» из сотни кусочков блестящего металла. В том же году Бейонсе выбрала их для своего выступления на BET Awards. Цена соответствовала необычности дизайна и составляла 100 тысяч долларов.

Затем Жескьера сменил Александр Вэнг, чьи работы, по признанию самого Николя, он всегда копировал.

C 2015 года бренд возглавил модельер грузинского происхождения Демна Гвасалия. Молодой дизайнер, основатель Vetements, как и сам Кристобаль, каждый год показывает публике новые формы и нестандартные сочетания. Но совсем в другом направлении.

Современное прочтение богатого прошлого марки вылилось в авангардные коллекции с денимом и куртками-бомберами и анораками — при этом в силуэтах Кристобаля Баленсиаги. Сегодня дизайнер продолжает развивать марку в авангарде моды.

Он добавляет на модели изображения кошечек и щенков, вместо сумок создает из роскошной кожи пакеты наподобие тех, что популярны на уличных рынках Таиланда.

Комментарии
Читать также
Мода проходит, стиль остаётся: за что боролась и как меняла мир Коко Шанель

Про девушку в маленьком черном платье, аромат женской кожи и войну с мужчинами-модельерами