Время покажет: деталь, которая сделала часы Parmigiani легендой

О безрассудном поступке, старинных секретах и сложных механизмах работы

SharesPro продолжает серию материалов об истории известных мировых брендов. Про говорящие часы и удачный брак Van Cleef & Arpels можно прочитать в предыдущем материале. Сегодня мы рассказываем про основание Parmigiani Fleurier и традиции, которые сделали эту марку особенной.

Спор со временем

«Если бы в то время вам, как мне, посчастливилось работать с восхитительными часовыми творениями прошлого, составляющими важную часть культурного наследия наших предков, — вспоминает Мишель Пармиджани. — Вы также не смогли бы смириться с исчезновением традиционного часового производства».

Когда-то это решение превратило талантливого, но никому не известного мастера часовых дел в основателя знаменитого мирового бренда и хранителя традиций реставраторов и часовщиков.

Мишель Пармиджани родился в швейцарском городе Куве в 1950 году. С детства он наблюдал за гармонией форм в природе: перламутровые круги-узоры на морской раковине, расположение лепестков цветка, прозрачная симметрия паутин или чешуек сосновой шишки — все эти детские открытия впоследствии станут его вдохновением при создании часов. Он закончил часовую школу в коммуне Валь-де-Травер и Высшую техническую школу часового мастерства в городе Ла-Шо-де-Фон, затем специализировался на реставрации старинных часов — работе, требующей особого профессионализма

В 70-е годы ХХ века на мировом рынке появляются японские кварцевые часы, и в 1974 году молодой дипломированный специалист Мишель Пармиджани столкнулся с беспрецедентным в истории швейцарской часовой промышленности кризисом.

В течение одного десятилетия, которое позднее назвали «кварцевым кризисом», свою работу потеряли почти 90 000 специалистов отрасли, что едва не привело к краху традиционного часового производства. Однако Пармиджани был уверен, что разрыв с традициями часового искусства не просто неправильно, а губительно.

Поэтому вопреки неблагоприятной обстановке в 1976 году в Куве он открывает свою небольшую мастерскую Mesure et Art du Temps («Измерение и искусство времени») по реставрации старинных часов.

«Реставрационная работа дала мне уверенность следовать за своей мечтой, о которой все говорили, что она обречена», — отмечает Мишель Пармиджани.

В процессе работы в мастерской Пармиджани разработал особую методику реставрационных работ, которая в дальнейшем становится основным принципом в его профессии. Одним из его главных принципов и в настоящее время остается необходимость вернуть изделию его «душу», то есть первоначальную сущность. Сам процесс реставрации включает в себя три этапа.

Наблюдение: нельзя начинать реставрацию без тщательной подготовки. Сначала мастер должен изучить историю изделия, эпоху, в которую оно было изготовлено, сравнить его с подобными моделями, определить его состояние и состояние отделки, при необходимости обратиться к книгам по теме.

Погружение: мастеру нужно понять логику творца данного изделия, даже вопреки собственному опыту и предпочтениям. Нужно не просто понять, что именно было сломано или утеряно, а восстановить лакуну, не нарушая творческий замысел, вне зависимости от современных инструментов, которые есть в распоряжении.

Реставрация: на этом этапе мастер проживает маленькую жизнь реставратора данного изделия, восстанавливая механику и оформление.

Если деталь нужно переделать, то реставратор разрабатывает технологический процесс и выбирает надежный материал, обязательно исходя из его сходства с первоначальным. Наконец, руководствуясь старинными техниками, он снова наносит эмаль, обновляет гравировку и возвращает первоначальный блеск. Так восстанавливается связь с культурным наследием, и изделие выглядит так же, как и в момент представления султану или королю сотни лет назад.


«Оживший» циферблат

Честность и трудолюбие мастера, ювелирно тонкая и качественная работа над изделиями привлекали все больше клиентов, и в их числе оказалась семья Ландо. В 80-е годы Мишель Пармиджани становится хранителем коллекции швейцарских наручных часов и часов с двигающимися фигурами Мориса-Ива Сандоза. Именно тогда состоялась его судьбоносная встреча с Пьером Ландо, президентом фонда Sandoz, фармацевтической компании, сегодня существующей под брендом Novartis.

Хранитель Музея часового дела города Ле-Локля Эффрен Жобен планировал выйти на пенсию и искал себе достойного преемника.

Он представил Мишеля Пармиджани семье Ландо и убедил их доверить ему работу над уникальной коллекцией. Талант Пармиджани к декоративному часовому мастерству и реставрации не остается незамеченным.

К 1996 году у Мишеля Пармиджани появляется источник финансовых и производственных ресурсов для организации компании, и Пьер Ландо убеждает его оставить мастерскую ради открытия собственного часового дела. Так 1996 год ознаменовал собой возникновение марки Parmigiani Fleurier. 

29 мая 1996 года состоялось официальное открытие компании Parmigiani Fleurier в лозаннском отеле Beau-Rivage Palace и в городке Флерье, который является историческим центром часового искусства коммуны Валь-де-Травер. 

Некоторое время спустя Фонд Sandoz принимает решение о необходимости дополнить реставрацию созданием часовых механизмов из деталей собственного производства с сохранением традиционных критериев качества.

Последовательное приобретение небольших мастерских обеспечило объединение и полный контроль производства каждого часового компонента, корпусов и циферблатов будущих изделий. Созданный комплекс под общим названием Manufactures Horlogères de la Fondation («Часовые мануфактуры фонда») начинает выпуск своих собственных анкерных спусков, которые до этого были прерогативой только нескольких часовых домов.

Компания занимается выпуском различных деталей часов: циферблатов со сложной и трудоемкой декоративной обработкой, корпусов самых сложных форм, «сердца» часов, регулирующих механизмов со спиралью, а также каждого крошечного винта или колеса, которые едва заметны невооруженным глазом.

В стенах этого ремесленно-промышленного комплекса дизайнеры работают вместе с инженерами, а ручной труд используется наравне с высокотехнологичной обработкой. Каждое предприятие посвящено определенному направлению производства.


Например, Quadrance & Habillage работает над циферблатом — «лицом» часов, выражающим индивидуальность каждой модели. Гильоширование, пескоструйная обработка, сатинирование, нанесение спирального узора, выпуклая гравировка и зернение — вот лишь некоторые из возможных техник декоративной отделки, за которыми следуют этапы окраски, покрытия лаком или гальванопластики. После этого мастер наносит стрелочный комплекс, и циферблат оживает.

«Есть что-то магическое в процессе создания часов. Мертвая материя оживает, а ее сердце начинает ровно биться после того, как из множества безжизненных деталей собран единый вечный механизм», — комментирует Мишель Пармиджани.

В результате со дня своего основания марка выпустила шесть коллекций и 27 калибров собственного производства, четыре из которых стали мировой премьерой. Для достижения подобного результата другим часовым производствам потребовались бы многие десятилетия.

Стремление к достижению максимально гармоничных пропорций на основе самого важного правила для основателя Пармиджани — золотого сечения — отражается в форме корпуса и ушек всех часов марки.

Автомобиль, календарь и пустыня

Одна из самых известных коллекций и по совместительству «визитная карточка» бренда — часы Toric. Это первая разработка Мишеля Пармиджани и первые наручные часы марки, представленные в 1996 году.  Эту модель легко узнать благодаря корпусу, который демонстрирует чередование орнамента «годрон» и накатанного узора — сочетание, навеянное эстетикой базы греческой колонны.

Накатанный узор выполняется вручную с помощью специального зубчатого колеса, которое делает на металле оттиск с регулярным шагом. С 1996 года эту работу выполняет один и тот же мастер. В этой коллекции представлены некоторые из самых сложных сокровищ механических часов: турбийон, хронограф, вечный календарь, минутный репетир. О цели воплотить в жизни некую универсальную формулу Пармиджани рассказывает так:

«Когда я создавал дизайн корпусного кольца часов Toric, я надеялся на то, что их стиль никогда не выйдет из моды и не устареет. Долгая жизнь часового произведения была и остается моей самой большой мечтой».

А вот одним из самых новаторских решений Пармиджани стала коллекция Bugatti.

«Никакая другая серия часов не является такой богатой на смелые инженерно-технические и инновационные решения, как коллекция Bugatti с ее неотъемлемым геном творческого безрассудства. В 2004 году Мишель Пармиджани впервые посетил автоконцерн и увидел Bugatti Veyron, который показался ему “двигателем, главенствующим над колесами”», — так презентует эту коллекцию бренд.

Интересно, что процесс сборки некоторых изделий напоминает процесс сборки автомобиля.

Однако самым сложным механизмом, который когда-либо создавал Пармиджани, остаются часы Fleur d’Orient, представленные в день открытия компании. 

Эти модели представляют собой маленькие метафоры времени, воплощенные в механике: цикл лунного мусульманского календаря, латинское выражение tempus fugit («время бежит»),  совместная работа часового мастера и мастера хрустальных дел компании — модель Hippologia, которая представляет скачущих с разным темпом по пустыне кобылу и ее жеребенка.

Генеральный директор Parmigiani Fleurier Гвидо Террени в интервью Forbes отмечает:

«Знаете, почему Мишель предпочитает стандартные пряжки раскладывающимся застежкам? Потому что раскладывающиеся застежки мешают любоваться механизмом! Таких нюансов — десятки, если не сотни, и каждый нужно держать в уме. И скромность Мишеля во многом объясняется тем, что он постоянно учится и понимает, что нельзя объять необъятное, но можно и нужно к этому стремиться».

Parmigiani Fleurier можно охарактеризовать как мир, в котором умеют управлять временем во всех смыслах. Каждая модель несет в себе уникальное сочетание старинных швейцарских традиций и видение часового искусства глазами Мишеля Пармиджани, а потому служит не только знаком индивидуальности своего владельца, но и символом эпохи.

Комментарии
Читать также
CEO Bulgari: «Мне нравится, что происходит с торговлей в России»

О сумках с чипами, золотых часах и опасных традициях