The Economist: Уоррен Баффет должен уступить место избранному им приемнику

В журнале The Economist вышла статья, в которой самому известному инвестору современности, Уоррену Баффету, рекомендуется передать руководство над Berkshire Hathaway новому поколению управленцев. О том, что послужило поводом для появления этой рекомендации и чем, по мнению авторов издания, сохранение контроля над компанией в руках Баффета вредит будущему компании — в переводе материала The Economist на SharesPro.


В свои 90 лет Уоррен Баффет продолжает возглавлять Berkshire Hathaway, занимая одновременно позиции генерального директора, председателя правления и директора по инвестициям. Многие годы вопрос о том, кого назначит прославленный инвестор своим приемником у руля гигантского конгломерата постоянно присутствовал в кулуарных беседах его руководителей. Теперь весь мир узнал ответ, правда, лишь благодаря оговорке девяностосемилетнего Чарли Мангера (Charlie Munger), «правой руки» Баффета, во время ежегодного собрания акционеров компании 1 мая. В итоге Баффету пришлось подтвердить, что его приемником на посту гендиректора станет пятидесятилетний Грег Абель (Greg Abel), верный подручный Баффета, который управляет нестраховыми бизнесами Berkshire.

То, что планы в отношении преемника стали известны таким случайным образом, вполне согласуется с общей картиной положения дел в компании. Berkshire — это огромная публичная компания с рыночной капитализацией в $645 млрд и армией преданных розничных инвесторов, которая, впрочем, структурирована и управляется во многом так же, как и в 1960-е, когда Баффет взял бразды правления в свои руки. Он никогда не скрывал своего нежелания уходить в отставку и однажды пошутил, что уйдёт на покой спустя пять лет после своей смерти. Однако компания нуждается в переменах если хочет идти в ногу со временем. Это также подразумевает наличие нового высшего руководителя.

Разумеется, не стоит принижать достижений Баффета. За 56 лет его руководства компанией, суммарный доход на вложенный капитал Berkshire в два раза превзошёл таковой у индекса S&P 500. Его можно считать величайшим инвестором в стоимость из когда-либо живущих. Он привнес в компанию культуру доверия, достойную восхищения. Дюжины комплиментарных книг, которые он вдохновил, составили особый жанр деловой литературы.

Тем не менее, в деле всей жизни Баффета начали появляться трещины. Одной из которых стала финансовая результативность деятельности Berkshire, которая в последние десять лет была довольно посредственной. Баффет совершил несколько таких дорогостоящих ошибок, какими были ставки на авиалинии и Kraft Heinz. Он признал, что переплатил за поглощения, в том числе крупного производителя металлических деталей, который позже списал $11 млрд своей стоимости. Если бы не доля в Apple, то строка прибыли компании смотрелась значительно хуже. Распространяются подозрения в том, что мистер Баффет потерял сноровку в деле размещения капитала. Возможно потому что, как и другие «звёздные» управляющие капиталом, он стал слишком «большим» для того, чтобы переиграть рынок по-крупному. Это крайне сложно сделать, если рынок ориентируется на тебя.

Управление компанией также нуждается в переосмыслении. Несмотря на обширную автономию, которой обладают подразделения Berkshire, для принятия крупных решений всё равно необходима подпись Баффета. У него в распоряжении особые акции, у которых сильно увеличен вес в голосованиях. Правление забито друзьями Уоррена: из 14 членов правления пятеро в возрасте 89 лет или старше. Некоторых акционеров, среди которых BlackRock, раздражает неспособность Berkshire расставить или как следует провести инвестиционные приоритеты. Например, в отношении таких вопросов как изменение климата или расово-гендерное разнообразие. Когда-то инвесторы называли стиль управления Баффета «уникальным» и это был комплимент. Теперь смысл этой характеристики приобрёл негативный оттенок.

Процедура обнародования отчётности и другие формы взаимодействия Berkshire с широкой публикой также производят впечатление устаревших. Кроме обязательной финансовой отчётности и редких пресс-релизов, компания почти ничего не делает. Она не проводит собрания аналитиков или «дни инвесторов»; у неё даже нет работающего отдела по отношениям с инвесторами. Помимо ежегодного собрания с трехчасовым сеансом ответов на дружелюбные вопросы акционеров и общением с благорасположенным репортёром из CNBC, компания не стремится ни к каким формам взаимодействия с внешним миром.

Berkshire необходимо начать работать над этими своими дефектами сейчас либо ей грозит перспектива больших скандалов, связанных с попытками инвесторов-активистов её расколоть или неурядицами регуляторного характера, когда Баффет наконец уйдёт.

Приток «новой крови» и большая открытость компании — с этого стоит начать. Обозначить приемника — это первый шаг. Следом нужно пополнить правление кадрами со стороны. Инвесторы должны получать информацию, в которой они нуждаются для принятия информированных решений, в том числе анализ точек создания добавленной стоимости, а также налоговой и прочей синергии, поддерживающей конгломерат в целости.

Самый главный на данный момент вопрос — когда Баффет уйдёт. Перспектива умереть за рабочим столом может быть и представляется ему желательной, но чем дольше он занимает свой пост, тем выше вероятности возникновения рисков для компании. На Ежегодном общем собрании в этом году Баффет сказал, что плохие лидеры — это самый большой риск, с которым сталкиваются компании. Хорошие лидеры, которые слишком долго задерживаются — риск, который не слишком сильно уступает первому. Самое время уступить место приемнику и позволить ему заняться починкой того, что не работает. 

Комментарии
Читать также
9 компаний, акции которых купил Уоррен Баффет
Правила бизнеса Уоррена Баффета
Почему Баффет не вкладывает больше денег в работу?