«Русские хакеры? Добро пожаловать!»: 5 успешных стартапов Силиконовой долины с российскими корнями

Про взломщиков из КГБ, преимуществе конференций и взгляде художника

Кремниевая долина напоминает отдельное IT-государство, которое собирает профессионалов из разных стран для развития цифрового мира. Тем не менее, далеко не все проекты «остаются в живых» и получают признание инвесторов. SharesPro рассказывает, какие из успешных проектов Кремниевой долины разработаны специалистами из России.

Бот из «хакер-хауза»

Когда российские программисты Михаил Меланьин и Павел Тиунов закончили Московский государственный технический университет имени Н.Э. Баумана и отправились в Сан-Франциско, их мечтой была жизнь в «хакер-хаузе»:

«А, русские хакеры из КГБ, добро пожаловать!» — такой фразой их встретил офицер КГБ на паспортном контроле США.

Друзья действительно поселились в «хакер-хаузе» — общежитии для IT-специалистов, которые приезжают попытать счастья в Долине. Стоимость спального места на ночь здесь — 30 долларов.

В 2014 году Меланьин и Тиунов выпустили на рынок США Statsbot, ассистент для малых и средних компаний, помогающий анализировать данные. Бот может не только присылать аналитику, но и отвечать на вопросы и общаться в чате. В России создателям не удалось найти инвесторов: проект или оценивали «слишком низко, либо вообще никто не знал, что такое Slack».

В США путь тоже был непростым. По словам программистов, они «практически вслепую пытались понять, что вообще происходит».

Стартаперы не смогли убедить инвесторов на встрече в Y Combinator — венчурном фонде, работающем в формате бизнес-инкубатора для стартапов, — в коммерческом успехе. Однако уже через полгода их ожидания оправдались: проект попал в 500 Startups. На конец июня 2016 год клиентами Statsbot является 14 000 компаний, среди них и Y Combinator, в котором прошла первая неудачная встреча с инвесторами, и FastCompany, Galvanize, NBC Sports Regional Networks, Time Inc., BBC и Flightradar.

Вторым крупным проектом создателей Statsbot стал Cube.js. О нем в интервью Snob Михаил Меланьин и Павел Тиунов рассказывают так:

«Cube.js — сложный технологический продукт, целый инфраструктурный проект для разработчиков. Он решает одну важную для большого бизнеса проблему. В таких крупных компаниях, как, например, Exoil group, используется много внутренних систем для преобразования больших данных в удобную для аналитики форму. Все эти системы создают разработчики, и каждый раз они сталкиваются с вопросом: ‎как эффективно отобразить данные?‎ Обычно данные находятся в разных базах и хранятся в больших объемах.

Сотрудник их запрашивает и хочет как можно быстрее получить данные в читабельной форме, в виде графиков например. Чтобы на скорости преобразовать данные, разработчики прибегают к различным решениям, и все они очень разношерстные, нет какого-то единого инфраструктурного слоя для такой задачи. Тут-то на помощь и приходит Cube.js в качестве прослойки между хранилищами данных и аналитикой, графиками и отчетами».

Кофе в парке Горького

Другой стартап с русскими корнями был организован студентами МГУ Никитой Ушаковым, Дмитрием Королевым и Марией Хохловой. Они зарегистрировали стартап в марте 2015 года, создали Центр управления полетами дронов и поначалу использовали их для доставки кофе в московском парке Горького. Однако идея не принесла прибыли, поэтому Никита Ушаков, выпускник Колумбийского университета, предложил использовать дроны для аэромониторинга строительных площадок. Как отмечает ТАСС, дроны следят с воздуха за процессом строительства и загружают все данные в облачную веб-платформу, выявляя расхождения с проектом. Это помогает устранить ошибки на ранней стадии, что позволяет снизить общую стоимость работ. 

Дмитрий Королев вспоминает об этом так:

«Мне написали, что какой-то перец окончил что-то вроде MIT (Массачусетский институт технологий) и ищет интересные проекты с Россией. Мы встретились здесь, в Долине, и он стал кофандером (соучредителем), — рассказывает Королев. — Дроны материализовались из его страсти смотреть на мир с высоты: он летает на параплане, мастер спорта и дважды чемпион России. Впервые начал применять дроны для спортивных соревнований».

Сейчас в компании 36 человек. По мнению основателей TraceAir, становлению стартапа помогло то, что они сфокусировались на узкой конкретной цели — использовании дронов в строительстве. По собственным данным, за все время компания привлекла $7 млн, в том числе $2,5 млн от фонда Sistema VC и других в 2018 году.

Художники так видят

Мария Покровская и Даниил Воронин четыре года путешествовали по США в поисках идей и вдохновения. У стартаперов за плечами уже был значительный бэкграунд проектов в сфере искусства. Даниил имел большой опыт руководства в крупной производственной компании и опыт кураторства успешной арт-галереи, а Мария, по образованию архитектор и художник, преподавала в архитектурной школе МАРШ и была приглашенным профессором фонда и архитектурной школы Compostela в Испании.

«Я лет с 15 вынашивала идею создания образовательного проекта, который позволит людям с разными физическими и финансовыми возможностями получать качественное образование в области креативных индустрий. Когда у тебя страсть к чему-то, ты обязательно встретишь единомышленников, которые могут стать твоими партнерами или учителями.

Так и получилось: мы познакомились с потрясающей парой — арт-терапевтом и кинооператором — и поняли, что готовы создавать пилотную версию. Благодаря их участию, их вере в нас и в идею в Портленде состоялись первые шаги к моей мечте. Таким образом, мы изначально создавались как международный проект, запустившись сразу на двух языках, с пилотом на русскоязычном маркете, поскольку мы с Даниилом являемся русскоязычными основателями, и наш опыт связан преимущественно с Россией», — вспоминает Мария Покровская.

В 2019 году предприниматели решили принять участие в международной конференции Silicon Valley Open Doors Technology Investment Conference (SVOD 2019). К тому моменту у стартапа — Artclever — уже была прочная опора: работающая платформа, которую можно масштабировать, и внушительное количество партнеров, среди которых IKEA, архитектурная школа МАРШ, национальная школа Парижской биеннале современного искусства и другие.

В составе жюри были партнеры венчурных фондов и частные инвесторы, которые на разных стадиях инвестировали в Airbnb, Tesla, Facebook, Instagram, Uber и другие успешные проекты.

Artclever вошел в десятку лучших проектов для презентации, пятиминутного питчинга на сцене перед жюри и залом. Этот опыт стал не только стрессовым для команды, но и очень полезным для четкого самоопределения:

«Мы наконец грамотно сформулировали нашу миссию, позиции, ценности, цели и задачи, уникальность и преимущества проекта. Я смогла питчить на английском (в любой ситуации, даже если бы меня разбудили среди ночи), конкурировать и учиться в среде суперамбициозных и активных людей».

Мария и Даниил советуют всем начинающим стартаперам подаваться во все возможные топовые акселераторы и стараться участвовать в крупных конференциях, потому что подача заявки — уже своего рода шлифовка проекта, возможность привести всю документацию и процессы к международному стандарту. 

«ДНК» любви к генетике

Алексей Фурман приехал в США из Москвы в 1991 году. Он поступил в University of Massachusetts Amherst на программиста. Несколько позже Фурман начал работать в компании, которая занимается биотехнологиями и генетикой. Впоследствии пришло понимание, что бизнес-модель компании не работает, и вместе с единомышленниками Алексей решил уволиться из компании и основать свою собственную в сфере клинической генетики — Invitae.

«На протяжении года мы ходили от одного потенциального инвестора к другому, пытаясь им продать нашу идею о том, как мы изменим мир медицины. Раз за разом получали отказ. Было сложно частично потому, что мы ничего не знали. В отличие от большинства хайтек-стартапов нам сразу нужны были большие инвестиции для лаборатории и роботов.

А инвесторы в первую очередь смотрят на предыдущий успех команды. Оказалось, что нами заинтересовался Thomas McNerney & Partners — небольшой фонд из Коннектикута, не из Силиконовой долины, который занимался вложениями одного человека. <…> Из стартапа мы сделали невероятный прорыв и стали лидером в области ДНК-диагностики. <…> мир полон историй про основателей компаний, которые со своим безумным видением сделали что-то потрясающее, изменили мир и разбогатели. В моем случае это получилось. Я был настолько влюблен в идею, что был готов не сдаваться, биться головой об стенку», — комментирует Алексей Фурман.

Блокчейн и правильные шашлыки

Александр Скиданов, системный программист компании Near, приехал в Кремниевую долину в 2011 году и некоторое время работал в компании MemSQL, которая только что выпустилась из Y Combinator:

«В 2016 году я понял, что компания меня переросла, и решил, что пора начинать что-то новое. Еще не решив, что делать дальше, я сидел в кофейне в Сан-Франциско и читал какую-то статью того года по машинному обучению. Ко мне подсел другой молодой человек и сказал: “Я заметил, ты про машинку читаешь, давай знакомиться”». 

Так появились первые идеи создания будущей платформы Near. Сейчас это платформа смарт-контрактов, основанная на блокчейне, которая эффективна и удобна для разработчиков. Согласно информации на вебсайте компании, вы можете создать децентрализованное приложение на Near всего за пять минут.

«В октябре 2016 года мы решили начать поднимать венчурные инвестиции. Я предполагал, что попасть на встречу с топовыми инвесторами очень сложно.

Оказалось, что это совершенно не так. Если у инвестора есть хотя бы минимальное подозрение, что компания может взлететь, они с радостью потратят час своего времени на общение. Большой шанс потратить час на бесперспективную компанию намного лучше, чем маленький шанс пропустить следующего “единорога”. Тот факт, что я был первым сотрудником MemSQL, позволил нам получить в календаре встречи с шестью очень крутыми инвесторами в Долине за неделю работы. Мы были окрылены. Но с той же легкостью, с которой мы эти встречи получили, мы эти встречи провалили», — комментирует Александр.

Чтобы как-то исправить ситуацию, сооснователь компании Илья Полосухин организовал вечеринку с инвесторами и шашлыками. План сработал, и у предпринимателей появилась возможность рассказать в непринужденной обстановке о своих идеях, которые в итоге были одобрены. Александр Скиданов говорит об этом так:

«Все началось с того, чтобы написать систему, в которой люди могут размечать данные и получать денежку. <…> Мы подняли что-то типа $2 млн — хватало, чтобы прожить пару лет. Привели еще несколько совершенно сногсшибательных людей. И у нас уже была команда, с которой мы могли что-то строить. И так начался Near. Мы быстро разобрались с экосистемами. Нашли, какие команды занимаются фигней, то есть явно они просто хотят быстренько навариться, а какие — делом. Быстро сдружились с командами, которые тоже строят что-то адекватное.

Это похоже на “Голодные игры”: задача быть последним выжившим, но конкуренты объединяются в группы, потому что вначале у тебя выше шансы, если ты часть коллектива».

Сегодня в компании 150 человек, а общая прибыль с момента основания составляет 50 млн долларов.

Вопреки тому количеству стартапов, которые «похоронила» Кремниевая долина, она хранит в себе бесконечно много возможностей для развития, даже в рамках одного случайного разговора в кафе. Что важнее, на территории США можно найти как англоязычных, так и русскоязычных специалистов, заинтересованных в развитии перспективных проектов.

Однако все эти плюсы не отменяют того факта, что далеко не каждая идея заслуживает внимания сама по себе. Огромное значение имеет личность человека, которому она пришла в голову, и его готовность к непростому, но интересному пути к успеху.

Комментарии
Читать также
«Мне принесли котлету денег»: Миша Марвин о первом гонораре, стриминге в России и любви

Почему важна правильная команда и как получать 50 миллионов в месяц