«Планировать для меня — то же самое, что идти в тюрьму»: как Dolce & Gabbana вышли из моды и стали классикой

О гармоничных противоречиях, "итальянских королях" и любви к Мадонне

История модного дома «Дольче и Габбана» не насчитывает и 30 лет, но сегодня это один из самых известных и дорогих брендов в мире, создатели которого внесли свой вклад не только в модную сферу, но и в производство телефонов и автомобилей. В этой статье SharesPro представляет историю о том, как два абсолютно разных итальянца рассказали о своей любви к старому кино и эпохе барокко всему миру.

Принц и нищий

Доменико Дольче родился в 1958 году в Палермо. Его семья считалась небогатой, несмотря на то, что отец управлял небольшой швейной фабрикой, а мать была управляющей в магазине нижнего белья.

О мальчике отзывались как о ленивом и медлительном юноше, однако уже с шести лет Доменико приходил на работу к своему отцу, где быстро научился искусно шить и кроить. Он мог пришивать сложные элементы почти не глядя, поэтому за точность и мастерство родные Дольче называли его Моцартом. Его первыми моделями стали куклы, а изделиями — платья из ненужных лоскутков. Семья Дольче могла позволить себе купить новые игрушки для Доменико и его братьев и сестер только несколько раз в год, а свой любимый «парадно-выходной» узкий шерстяной костюм мальчик надевал только по воскресеньям для похода в церковь.

Семья Дольче придерживалась строгих патриархальных порядков, и идти против воли отца считалось невозможным. Тем не менее юноша решился не продолжать семейный бизнес и отдал предпочтение художественному образованию. После окончания обучения Доменико уехал жить в Милан, где поступил в художественный институт и параллельно учился в художественной школе в Палермо.

Условия, в которых рос Стефано Габбана, можно назвать прямо противоположными. Он родился в Венеции и был внебрачным ребенком прачки и известного городского модельера. С детства юноша ни в чем не нуждался — любое его желание тут же исполнялось. И одним из них стал большой гардероб: Стефано увлекался модой с детских лет и буквально не расставался с карандашом, стремясь подражать своему любимому дизайнеру Элио Фиоруччи. Габбана поступил в колледж на отделение графики, а после его окончания с дипломом креативного директора ушел работать в ателье подмастерьем.

Именно там произошла встреча двух будущих основателей дома Dolce & Gabbana.  

«Я встретил Стефано в конце 70-х, когда мы оба работали в студии другого дизайнера, — вспоминал Дольче в интервью Independent. — Поначалу мы не вызывали друг у друга интереса. Я сбежал в Милан, чтобы измениться. Мне нравились все миланские дизайнеры, например Армани, потому что то, что они делали, разительно отличалось от моего сицилийского прошлого. Для Стефано Милан — родной город, и его жизнь была совсем не такой, как та, что я вел на Сицилии. <…> Специально мы ничего не планировали. Планировать для меня — то же самое, что идти в тюрьму».

Вопреки совсем разным характерам оба дизайнера находили вдохновение в эпохе барокко и итальянских фильмах 50–60-х годов, и это увлечение до сих пор находит отклик в их творчестве. Висконти, Де Сика, Роберто Росселлини, Софи Лорен, Джина Лоллобриджида, Анна Маньяни — многие итальянские актеры и режиссеры стали музами для новых коллекций Доменико Дольче и Стефано Габбаны.

Реальные женщины и «монастырский» проект

Работа началась с создания маленькой мастерской в Милане. Стефано разрабатывал одежду, а Доменико воплощал его идеи в жизнь. Из-за отсутствия финансирования дебютный показ коллекции состоялся в съемной квартире для друзей, с простынями вместо занавеса, а уже через три года дизайнеры демонстрировали свои изделия на показе на Неделе моды в Милане.

Дольче и Габбана представили коллекцию Real Woman — одежду для женщин, которые не обладали модельными стандартами. По иронии судьбы такая идея была продиктована и тем фактом, что у модельеров не было своих манекенщиц, поэтому они попросили о помощи своих подруг и всех женщин, которые хотя бы минимально соответствовали требованиям показа и могли пройти по подиуму и ни разу не упасть. Аксессуары девушки тоже взяли из дома, а сами дизайнеры были вынуждены влезть в долги, чтобы успеть закончить коллекцию в срок. Доменико Дольче комментировал этот период как одно из лучших воспоминаний в своей жизни, несмотря на трудности, в интервью телеканалу CNN в 2010 году:

«У нас даже не было денег на обувь и сумки, поэтому все наши модели принесли свои. Занавеской стала простыня, которую я купил для дома, но она была такой короткой, что за ней были видны ноги людей. Так начался Dolce & Gabbana, и для меня это одно из лучших воспоминаний».

После показа Дольче и Габбана даже намеревались закрыть свой бизнес, но семья Доменико помогла молодым модельерам расплатиться с долгами.

За несколько месяцев Дольче и Габбана изготовили новую коллекцию для показа на Milano Collezioni. Она получила широкое одобрение, и дизайнеров даже пригласили показать ее в одноименном шоу. Всего за десятилетие своего существования мастерская разрослась до торговой марки с многомиллионным оборотом.

В 1987 году модный дом начал шить текстильные изделия, а через два года — купальники и нижнее белье. Тогда был открыт первый модный шоурум, и дизайнеры начали сотрудничество с японской компанией-амбассадором Onward Kashiyama Group.

В их коллекции появляется знаменитое «сицилийское платье» — фаворит Мадонны. Автор книги «100 незабываемых платьев» Хал Рубинштейн включил его в свою подборку самых знаменитых нарядов прошлого столетия. Сама певица появляется в корсете от Dolce & Gabbana на Каннском фестивале. Важно отметить, что изначально Дольче был резко против сицилийских мотивов в творчестве:

«Я сицилиец, который жил в маленькой деревне. Образ мышления моей семьи был очень сицилийским, и Стефано называл его старомодным. Когда я начал работать со Стефано, я ненавидел весь этот сицилийский образ, мне не нравились сицилийские женщины. Мне не нравились все эти полоски, шарфы и шифон только потому, что они окружали меня всю жизнь. Например, поначалу я не мог использовать в наших показах черные шляпы, потому что в нашей культуре это означает что-то плохое. Ты носишь черную шляпу — и это знак позора».

В 1986 году бренд выпустил рекламную кампанию с Марпессой Хеннинк, датской моделью смешанного происхождения; The Washington Post окрестил проект «монастырским». Глухой черный цвет, кружевная отделка и нарочитая чувственность образов — так Dolce & Gabbana обрели собственный эстетический вектор, которому следуют и сегодня. В 1990 году бренд начал выпускать коллекции для мужчин. Первая линейка была достаточно успешной и удостоилась награды Woolmark Award. В это время постоянными клиентами дизайнеров становятся Стинг, который снялся в их одежде в фильме Quadrophenia, и Вуди Харрельсон.

 

Что скрывается за короной

С 1991 года модный дом пробует себя в парфюмерии и выпускает первую коллекцию шейных платков и галстуков. Первый женский парфюм имел простое наименование (Dolce & Gabbana Parfum), но сложный, запоминающийся букет. Этот аромат получил премию международной академии парфюмеров. Однако настоящую сенсацию вызвали ароматы The One, Light Blue и L’Imperatrice 3, выпущенные позже, в 2000-х. Глубокая концепция связана и с разработкой мужских ароматов. Например, парфюм K by Dolce & Gabbana по задумке модельеров воплощает в себе образ «итальянского короля» в первой главе книги:

«В ней мы раскрываем современного итальянца: верного себе, мужественного и чувственного, но в то же время благородного, обольстительного и искреннего, — рассказывают Дольче и Габбана. — Короля с добрым сердцем. Она показывает то, что скрывается за короной: искреннюю любовь мужчины к семье, его душу и истинный облик».

В 1993-м дизайнеры сшили сценические наряды для мирового турне Мадонны, которую считают своей музой. Менее чем за два месяца они создали 1500 костюмов, причем многие из них имели ручную отделку. Любопытно, что Дольче и Габбана не оговорили сумму сделки заранее и работали почти бесплатно.

Однако оглушительный успех дома Dolce & Gabbana сформировал завышенные ожидания аудитории по всему миру. Вот почему период с 1995 по 2000-е годы стал одним из самых сложных в истории бренда. В это время модельеры выпускают коллекцию lady-like в стиле гранж: на подиуме манекенщицы демонстрировали пай-девочек с аккуратными прическами, одетыми в скромные черные костюмы. Коллекция весна-лето 1996 года продемонстрировала миру платья-кафтаны. Длинные, до пола, черные платья без рукавов с капюшонами и высокими разрезами по бокам, на шее — черные шарфы. Идея оказалась сверхуспешной, и на платья-кафтаны сделали заказы 650 магазинов из Европы, Америки и Австралии.

Модельеры готовят около тринадцати коллекций в год, и в каждой из них есть находки, которые можно назвать новаторскими в международной моде. Лучшим считается платье из коллекции весна-лето 1990 года — именно тогда появилось черное платье-бюстье. Авторы модели рассказали об этом так:

«Это платье можно считать квинтэссенцией стиля Dolce & Gabbana. Нам безумно нравится сочетать святость и искушенность. Корсетированный верх — это искушенность, а черная шаль ручной работы — наивность».

В 1996 году в рамках коллекции Animal Prints дизайнеры вводят в моду «леопард», актуальный и в наши дни; в это время появляются маленькие сумочки и туфли с острым носком.

Позднее Дольче и Габбана выпускают коллекцию сценической одежды специально для мирового турне Уитни Хьюстон, открывают филиалы в Сингапуре, Гонконге и Сеуле.

В 2001 году к ним обращается с заказом Кайли Миноуг, а в 2006-м — итальянская сборная по футболу. В этом же году Дольче и Габбана открыли El Gold — заведение с кафе, бистро, баром и рестораном. В партнерстве с Motorola дизайнеры выпускают коллекцию телефонов Motorola V3I с символом бренда D&G. В 2009 году совместно с компанией Sony Ericsson модный дом разрабатывает линию телефонов JALOU D&G с 24-каратными золотыми деталями. Во время сотрудничества с французской компанией Citroën дизайнеры участвовали в выпуске автомобилей C3 Pluriel.

В то же время репутация бренда не всегда была безупречной. В том же 2009 году мир узнал о скандале, связанном с модным домом, когда правительство Италии обвинило дизайнеров в уклонении от уплаты налогов стоимостью 1 миллиард евро. По решению суда на компанию были наложены многомилионные штрафы, бухгалтеру грозило лишение свободы сроком 20 месяцев, а самим модельерам — год и восемь месяцев тюрьмы. В 2014 году Верховный суд снял все обвинения с дома Dolce & Gabbana.

Детская марка была запущена в производство в 2001 году. Ее название — D&G Junior. С 2007 года начинается выпуск мужских кейсов из кожи крокодила, а с 2011 года дом моды пополняется линией ювелирных украшений.

Интересно, что итальянская сборная по футболу оказалась не единственным подобным клиентом, и в 2010 году дизайнеры подписали контакт с британским футбольным клубом «Челси». Они должны были разработать форму для персонала клуба и игроков, а также одежду, которую они могли бы надевать вне поля. Спортивная одежда для клуба включала в себя темно-синий костюм с изображением льва на нагрудном кармане. Приемная главного офиса и дизайн гостиной клуба также были отремонтированы согласно указаниям модельеров.

 

Семейственность

В 2012 году в Милане прошел секретный показ коллекции Haute Couture. Гостям, среди которых были Наоми Кэмпбелл и Владислав Доронин, Моника Беллуччи, Анна Винтур, Скарлетт Йоханссон и Анна Делло Руссо, запретили пользоваться мобильными телефонами и любыми другими записывающими устройствами.

«Я не хочу видеть свои наряды на красной дорожке. Эта коллекция предназначена исключительно для наших частных клиентов. Они желают получить эксклюзивные вещи и вряд ли будут рады видеть свои платья на знаменитостях, в рекламе или в журналах», — признался в интервью Доминико Дольче.

Стоит отметить, что непринужденные фотосессии в семейном стиле — визитная карточка рекламных кампаний бренда: обед в кругу семьи, свадьба или другое торжество. Такая концепция воплощает и одну из ценностей итальянской культуры — семейственность. Любая коллекция бренда — это всегда в той или иной степени признание в любви своей стране и ее истории.

Комментарии
Читать также
Мода проходит, стиль остаётся: за что боролась и как меняла мир Коко Шанель
Камень с души: почему возникает желание покупать Van Cleef & Arpels

О самых известных новаторских решениях, говорящих часах и одном удачном браке