Гендиректор Pirelli Tyre Russia: «В Италии делать нечего, все происходит в России»

О рыцарстве, дружбе и итальянской бюрократии

Глава российского офиса итальянской компании Pirelli Аймоне ди Савойя Аоста эксклюзивно рассказал SharesPro о том, как он подбирал японцам галстуки в Италии, искал арматуру в России и кто придумывает сюжеты для знаменитого календаря, которая выпускает компания уже почти 60 лет.

Как и любой итальянский мальчишка, я хотел стать футболистом и знал, кем точно становиться не хочу. По линии отца все были военными, а у меня не было никого желания связывать жизнь с армией. Да, я проходил обязательную службу, мне было интересно, но я не рассматривал ее делом всей жизни. Впрочем работать в шинной промышленности я тоже в детстве не мечтал.

Три года назад от правительства Италии я получил рыцарство, и для меня это большая честь. Во время церемонии награждения посол Италии в России отметил, что впервые в моем лице член Савойской семьи получил награду от руководства Республики. Награду я получил в июне, и это символично — ведь именно в июне 1946 года королевская семья покинула страну. Я рад высокой награде, но в душе остаюсь монархистом. Посмотрите, как хорошо и в политическом, и в экономическом плане себя чувствуют Испания, Великобритания, Голландия или Швеция.

Моя первая в жизни работа заключалась в том, что я колесил с японскими оптовиками по Италии. Там я помогал выбирать им одежду, галстуки и обувь. Шел 1992 год, и параллельно мы с партнерами занимались торговлей металлом — перепродавали его из России в Китай.

Однажды мне позвонил наш генеральный и сказал: «Нужно лететь во Владивосток, там застряла партия арматуры». Выбор пал на меня, потому что я единственный в компании был не женат, меня как бы и не жалко. Я, конечно, согласился. Но чтобы эту арматуру отгрузить, нужно был сначала ее найти.

Владивосток в начале 90-х представлял собой прекрасный край для иностранца. На английском там никто не говорил. Про итальянский вообще молчу. Кое-кто мог изъясняться на японском, но его не знал я. В общем, приключения начались сходу. Арматуру, кстати, тогда так никто и не нашел, а фирма через полгода обанкротилась. Но не из-за меня, просто так сложилось.

По пути из Владивостока я на пару недель остановился в Москве — и влюбился в Россию! Здесь я познакомился с дельцами разного рода масштабности, бизнесменами, рестораторами, людьми, которые могли привезти и перепродать все, что угодно. Россия для меня стала страной возможностей — как когда-то ей для всего мира была Америка.

Я сказал родственнику, с которым работал: «В Италии делать нечего, все сейчас происходит в России». Так мы и переехали. В один из дней я вышел из гостиницы «Метрополь» и увидел, как с неба падали огромные снежинки, вокруг все было белое, и я подумал, что было бы здорово увидеть такое еще пару раз. И вот уже более двадцати пяти лет я работаю и живу здесь, наблюдаю, как идет снег. И здесь никогда не бывает скучно — что я очень люблю. И это же ненавижу, потому что в России очень сложно что-то запланировать.

Взгляды на жизнь у русских и итальянцев очень похожи. Когда мы говорим о том, как нужно организовывать бизнес — мы понимаем друг друга почти сразу. Тут задействованы какие-то неосязаемые, тайные механизмы. Они не сработают, например, в Германии и Франции.

Ровно половина изменения в моей жизни — это Россия. И в хорошем, и в плохом смыслах я завишу от этой страны. Я уверен, что дух нации сохраняется в любую историческую веху — вне зависимости от режима. Будь он советский или царский — неважно. Я всегда говорю, что история вряд ли объективна. Ее подадут так, как нужно в тот момент, когда она изучается и используется. Любой исторический факт можно повернуть так, как захочется. Когда я приехал в Россию, в книгах по истории было написано, что Николай II — Кровавый царь. А сегодня он святой. При этом речь про одного и того же человека, отношения к которому кардинально менялось.

Когда в начале 2000-х я пришел на работу в Pirelli, в России было только коммерческое представительство, даже не какая-то компания. Бизнес развивался, рос, и в 2007 году назрело решение расширить возможности производства в стране. С этого момента Pirelli в России задумался о стратегическом подходе.

Мой орден Дружбы — серьезный повод для гордости. Мне вручили его за вклад в реализацию крупных российско-итальянских экономических проектов и привлечение инвестиционных средств в экономику Российской Федерации. И я очень рад этому результату и благодарен за него России. Pirelli сегодня — это инновации. Скоро с шинами можно будет разговаривать, и это будет нашей заслугой.

В работе над календарем компания Pirelli дает фотографам полную свободу и возможность сказать то, что они хотят. Так что исключительно фотограф решает, каким будет календарь. В 2020 году мы не выпускали его из-за пандемии. Надеемся, что в этом году это удастся.

Многие удивляются, как я смог наладить бизнес в России, ведь здесь такая бюрократия. Но вы не представляете, каково организовать бизнес в Италии! Просто хотя бы попробуйте там открыть фирму. 

Комментарии