Reuters: Как небольшой хедж-фонд одолевает нефтяного гиганта в битве за чистый воздух

Когда в прошлом декабре молодой хедж-фонд Engine No. 1 потребовал от Exxon Mobil изменить свои принципы, финансовые круги Уолл-стрит смеялись. Высмеивалось всё, начиная от названия фонда, в котором звучала отсылка к известной американской детской сказке, до крошечной доли в $40 млн, которой владел фонд в крупнейшей в мире публично торгуемой компании.

Всего шесть месяцев спустя фонд нанёс удар, эффект от которого ощутила вся нефтегазовая отрасль. Кампания, которую организовала Engine No. 1, принудила Exxon принять в совет новых директоров, способных заставить компанию дать отчёт в отношении собственной бизнес-стратегии, а также противодействовать риску глобальных климатических изменений, в недостатке внимания к которому Exxon упрекали многие инвесторы. Подробнее о противостоянии небольшого фонда и уверенного в себе нефтяного гиганта — в переводе материала Reuters на SharesPro.


Компании с рыночной капитализацией в $250 млрд, такие как Exxon, редко сталкиваются с противоборством со стороны акционеров, и даже ещё реже проигрывают в подобных баталиях. Однако акционеры, знакомые с тем как в компании принимаются решения, говорят, что предпосылки для поражения, состоявшегося в среду, формировались годами и коренились в сохранявшейся слабой доходности.

Институциональные инвесторы проявляют всё больше недовольства подходом компании к энергетическому транзиту. Она отстаёт от своих глобальных конкурентов, пообещавших сильно нарастить расходы на альтернативные источники энергии. Кроме того, Exxon не заметила насколько более внимательным стало инвестиционное сообщество к проблемам климата, что помогло Engine No. 1 переманить на свою сторону крупные пенсионные фонды Калифорнии и Нью-Йорка.

Источники, знакомые со стратегией компании, утверждают, что Exxon запоздала с ответом на вызов Engine No. 1, а когда ответные действия всё-таки были предприняты их сосредоточили на угрозе щедрым дивидендам. Однако аналитики долгое время предупреждали, что приличные объёмы задолженности Exxon могут быть опасными для этих дивидендов, что несколько снизило эффективность ответной кампании энергетического гиганта, предостерегающей о намерениях фонда.

Exxon Mobil сделала все, чтобы проиграть это сражение, годами игнорируя климатические изменения, говорит Роберт Эклс, профессор управленческих практик в Said Business School при Оксфордском университете. В декабре Эклс утверждал, что, по его мнению, у активистов есть шанс на победу в совете директоров.

Exxon не отвечает на запросы прокомментировать новейшее событие. Руководители компании говорят, что размер компании и подход к инвестициям выдерживали циклические кризисы. В заявлении, которое было сделано в среду, гендиректор Даррен Вудс сообщил, что Exxon «очень активно взаимодействует с акционерами, раскрывает планы, внимательна к их мнениям, а также к тем проблемам, которые являются ключевыми для них».

Кандидатуры с отраслевым опытом

Когда в начале декабре новоиспеченный Engine No. 1 объявил о своей кампании, для Exxon Mobil завершался катастрофический 2020 год, который принёс для энергетического гиганта убытки в размере $22 млрд.

Engine No. 1 воспользовался представившейся возможностью, чтобы изменить состав совета директоров, в котором до этого года не было никого с опытом работы в энергетическом секторе, кроме гендиректора Вудса. Фонд аргументировал свою позицию соображениями о расходах Exxon и отсутствию планов по энергетическому транзиту.

Главные руководители фонда Крис Джеймс и Чарли Пеннер потратили изрядное количество времени на поиск достойных кандидатов в директора. Как сообщают знающие люди, в конце концов Джеймс и Пеннер остановились на четырех специалистах с опытом работы в энергетической отрасли.

Фонд смог воспользоваться недовольством инвесторов и превратил конфликт в референдум по климатическим вопросам, который обошёлся обеим сторонам как минимум в $65 млн. CALSters, пенсионный фонд калифорнийских учителей, поддержал кампанию с самого её начала.

Exxon постаралась обезвредить кандидатов фонда расширив состав совета директоров и пригласив в него Джеффа Уббена, заведующего инвестиционным фондом. Кроме того, компания попыталась сгладить обеспокоенность инвесторов климатическими вопросами за счёт новых инициатив по ограничению выбросов углекислого газа.

Компания также переменила планы на масштабное расширение добычи нефти и газа, хотя аналитики полагают, что в следующем году расходы по этим статьям отыграют упущенное.

Тем не менее к апрелю Engine No. 1 заручился поддержкой новых союзников. Вслед за калифорнийским пенсионным фондом размером в $300 млрд, нью-йоркский Common Retirement Fund размером в $255 млрд объявил, что поддержит оппозиционные кандидатуры.

Ориентация на дивиденды

В апреле отношение Exxon к угрозе стало более серьёзным, но оно было сосредоточилось на инвесторской доходности и ограничивалось предупреждениями в адрес акционеров о том, что Engine No. 1 хочет подвинуть компанию «на реализацию туманного и неопределённого плана, который, по нашему убеждению, поставит под угрозу наше будущее и ваш дивиденд».

Компания издавна гордилась своим дивидендом, который во времена низких нефтяных цен, вызванных пандемией, вырос свыше 10%. Аналитики часто задаются вопросом: может ли компания поддерживать такой дивиденд, ведь её долговая нагрузка выросла за прошлый год до $69 млрд и от Exxon может потребоваться снизить расходы.

«Самым большим сюрпризом для Exxon оказалось то, что стратегия “защитим доходность” не сработала»

— сообщил один источник, знакомый с тем как принимаются решения в компании.

14 мая, после двух событий, произошедших практически одновременно, для Exxon события приобрели ещё более негативный характер. Первым событием стал доклад, выпущенный влиятельной консалтинговой фирмой ISS, в котором компания подверглась критике за неспособность скорректировать свои расходы.

«Инвесторы регулярно подчёркивали обеспокоенность в отношении готовности к энергетическому транзиту, и тем не менее совет директоров не предпринимал действий, которые были бы достаточно решительными, чтобы вызвать признание со стороны рынка вплоть до запуска оппозиционной кампании»

— сообщалось в докладе ISS.

Далее последовало интервью Вудса на телеканале CNBC. По мнению инвесторов, гендиректор Exxon выглядел неподготовленным, когда отвечал на вопросы ведущего о докладе ISS, о стратегии компании и недостатке опытных энергетиков в совете.

Exxon годами пользовалась собственным размером и стабильными дивидендами, чтобы сгладить углы в отношениях с инвесторами, даже если при этом осуществляла серии рискованных инвестиций, таких как, например, покупка XTO Energy перед резким падением цен на натуральный газ и покупка техасских шельфовых месторождений во времена падения цен на нефть в 2017 г.

Финансовый контролёр штата Нью-Йорк Томас Динаполи (Thomas DiNapoli) сообщил в обращении в среду, что Common Retirement Fund в течение многих лет хотел добиться гарантии в том, что совет директоров Exxon воспринимает климатический кризис всерьёз «и предпринимал усилия, чтобы утвердить компанию на пути к успеху в низкоуглеродной экономике, и в течение многих лет [фонд] получал в ответ общие фразы и газлайтинг».

Blackrock Inc, крупнейшая в мире фирма по управлению активами, которая поддержала трёх из четырёх оппозиционных кандидатов, в среду заявила в обращении, что за прошедшие 20 лет Exxon инвестировал всего $10,4 млрд в низкоуглеродные технологии. Для сравнения: в одном только 2020 г. общие расходы компании составили $20 млрд.

В среду компания отсрочила на час ежегодное общее собрание акционеров, так как всё ещё была занята подсчётом голосов. Затем, Вудс в течение 40 минут отвечал на предварительно отобранные вопросы инвесторов, что намного дольше, чем заняла сессия ответов на вопросы в прошлом году.

Среди вопросов был один о докладе International Energy Agency, предостерегающем инвесторов от финансирования новых проектов разработки месторождений ископаемого топлива в последующие годы, если мир действительно желает достичь к середине века состояния углеродной нейтральности.

Комментарии
Читать также