МЭА выпустило обзор рынка энергоносителей. Когда наступит безуглеродное будущее?

13 октября Международное энергетическое агентство (МЭА) выпустило традиционный обзор World Energy Outlook, посвященный глобальному рынку энергоносителей, его состоянию и трендам. Ключевые проблемы, которые оказались в фокусе МЭА, традиционны для современного фокуса обсуждения энергетики — «зеленые» технологии, ВИЭ, глобальный энергопереход, декарбонизация мировой экономики. Параллельно агентство выпустило ежемесячный Oil Market Report, в котором много внимания было уделено и текущему состоянию рынков, а также традиционной углеводородной энергетике. Аналитики SharesPro прочли оба отчета и выделили самые ключевые моменты.

Текущее состояние рынка

Восстановление экономик после массовых локдаунов привело к мировому дефициту угля, СПГ и природного газа, что, в свою очередь, породило рост спроса на нефть и, как следствие, ее дефицит. По мнению МЭА, дефицит сохранится по меньшей мере до конца года.

По прогнозам МЭА, в ближайшее время дефицит даже вырастет и составит около 700 тыс. баррелей в сутки. В ближайшие полгода среднесуточный спрос на нефть может увеличиться на 500 тыс. б/д, после чего предложение начнет восстанавливаться, и в 2022 году предложение снова превысит потребление.

Напомним, 4 октября страны, входящие в объединение ОПЕК+ (в том числе и Россия), отказались расширять нефтедобычу сверх дополнительных 400 тыс. б/д, о которых договорились еще летом. Причинами такого решения страны ОПЕК+ назвали страх перед новыми возможными локдаунами и риск превышения предложения над спросом.

Прогнозы по спросу

МЭА пересмотрела свои прогнозы по росту спроса на нефть на конец 2021 года и 2022 год. Согласно обновленной версии, мировой среднесуточный спрос в 2021 году вырастет на 5,5 млн (+170 тыс. баррелей к прошлому прогнозу), а в следующем году — на 3,3 млн (+210 тыс.). Таким образом, спрос на нефть в 2021 году слегка превзойдет показатели доковидного 2019 года и составит 96,6 млн баррелей в сутки.

96,6
млн баррелей в сутки составит спрос на нефть в 2021 году, согласно прогнозу МЭА

В МЭА на ситуацию смотрят, скорее, тревожно. Эксперты организации предупреждают: дефицит энергоносителей подрывает активность промышленности и восстановление мировой экономики, а рост цен на них подогревает инфляционные настроения по всему миру.

«Зеленая революция» там, где не ждали. Одновременно в секторе традиционной энергетики сложилась парадоксальная ситуация: несмотря на рост дефицита нефти, ее добыча переживает необратимый спад. Текущие инвестиции в нефтегазовый сектор соответствуют таким параметрам развития мировой экономики, при которых спрос на традиционные виды топлива стагнирует или даже падает.

Правда, причина здесь, скорее, в том, что петрогосударства и нефтяные мейджоры имеют рекордное количество свободных мощностей для наращивания нефтедобычи — во многом из-за продолжающегося действия соглашений стран ОПЕК+. Нефтяные мейджоры из развитых стран, не входящих в ОПЕК+, не склонны инвестировать в наращивание добычи из-за опасений, что компании из стран ОПЕК+ «включат кран» и обрушат нефтяные котировки, «сломав» рентабельность; в свою очередь, ОПЕК+ тоже не хочет снижения котировок, поэтому продолжает сдерживать нефтедобычу.

Это порождает противоположную парадоксальную ситуацию: высокие цены на традиционные энергоносители в моменте заставляют потребителей (в том числе промышленность) и инвесторов активнее присматриваться к альтернативной энергетике.

МЭА верит в новую энергетику

Следует отметить, что World Energy Outlook, как правило, выходит не в октябре, а в ноябре. В этот раз выход отчета в столь раннее время был обусловлен климатическим саммитом COP26, который начался в Глазго 2 ноября — МЭА определенно хотела, чтобы участники ознакомились с ее выводами до ивента.

МЭА видит энергетику будущего как более электрифицированную, «чистую» в смысле нагрузки на окружающую среду, эффективную и взаимосвязанную. Появиться такая энергетика, по мнению аналитиков агентства, должна на основе «самоподпитывающегося механизма политических мер и технологических инноваций». Дополнительно отмечается, что до пандемии Covid-19 инвестиции в «зеленую» энергетику росли впечатляющими темпами, однако их по-прежнему недостаточно.

Три сценария декарбонизации

Агентство выделяет три сценария сокращения углеродного следа мировой экономики: сценарий утвержденных мер (STEPS), данных обещаний (APS), нулевых нетто-выбросов к 2050 году (NZE).

STEPS — самый мягкий и не амбициозный сценарий, который включает только уже введенные и разрабатывающиеся прямо сейчас меры и инициативы. Даже в этом сценарии экономика сможет удовлетворить чистый рост спроса на энергоресурсы за счет низкоуглеродных источников. Правда, ежегодные вредные выбросы, особенно промышленные, сократить не удастся. Пик спроса на нефть в таком сценарии будет достигнут к середине 2030-х гг. на отметке в 104 млн баррелей в сутки в середине 2030-х гг.; затем его ожидает медленный спад. Глобальный рост температуры в таком сценарии составит 2,6° к 2100 г.

2,6°
к 2100 году составит глобальный рост температуры в сценарии STEPS

APS — усредненный сценарий, при котором все обещанные политическими и экономическими акторами меры действительно будут воплощены, причем вовремя, но никаких новых мер и шагов предприниматься не будет. В этом случае, по прогнозу МЭА, выбросы действительно начнут быстро снижаться, причем те из них, что связаны с энергетикой, упадут к 2050 году сразу на 40%. Пик спроса на нефть будет достигнут уже к 2025 году, а к 2050 году потребление упадет до 70 млн баррелей в сутки. Глобальный рост температуры, правда, составит 2,1° по сравнению с доиндустриальным уровнем.

2,1°
к 2100 году составит глобальный рост температуры в сценарии APS

NZE — сценарий достижения углеродной нейтральности к 2050 году, наиболее радикальный. В этом случае удастся достичь целей Парижского соглашения — удержания глобальных темпов роста температуры в пределах 1,5°.

Пока сценарию NZE соответствует только один параметр — то самое сокращение инвестиций в нефте- и газодобычу.

1,5°
к 2100 году составит глобальный рост температуры в сценарии NZE

Как приблизиться к безуглеродному будущему быстрее: версия МЭА

Агентство отмечает: чтобы новая энергетика из проекта превращалась в реальность, требуется почти учетверить ежегодные инвестиции в проекты по «чистой энергетике», энергоинфраструктуру к 2030 году. Сейчас глобальные ежегодные инвестиции в отрасль составляют выше $1 трлн, тогда как требуется немногим менее $4 трлн.

Что касается конкретных действий, МЭА выделяет минимум четыре направления:

1. Активизация инноваций — основная точка приложений инвестиций. МЭА отмечает, что в мире уже есть почти все имеющиеся технологии для декарбонизации, включая даже такие направления, как проекты по водородной энергетике, улавливанию и хранению углекислого газа. Проблема в том, что большинство этих технологий находятся на этапе демонстраций или прототипа. Для отбора действительно работающих и полезных проектов требуется гораздо больше инвестиций и времени.

2. Параллельное — и безостановочное — повышение энергоэффективности и сокращение спроса на электроэнергию. Следует отметить, что МЭА подразумевает именно энергоэффективные технологии, а не жесткие регуляторные ограничения на производство и потребление энергии.

3. Сокращение выбросов метана в операциях с ископаемым топливом. Этот пункт в большей мере касается России и КНР, на долю которых приходится более 1/3 источников выброса метана.

4. «Чистая» электрификация. В эту меру входит и перевод глобального автопарка с ДВС на электродвигатели — после 2035 года, по мнению МЭА, 100% новых продаваемых автомобилей должны быть электромобилями; и электрификация отопления; и удвоение мощностей ВИЭ в сравнении с APS; и масштабное увеличение низкоуглеродных энергомощностей, включая атомную энергетику; и развертывание новой электрической инфраструктуры; и ключевое — максимально быстро возможный вывод угля, а затем постепенный вывод нефти из эксплуатации.

Выводы

МЭА — агентство, участниками которого являются 29 стран-членов ОЭСР, оно выполняет консультационные и аналитические услуги в их интересах. Позиция МЭА, даже если она в чем-то сформирована из ложных предпосылок или парадигм, определенно будет влиять на позиции властей и движение рынков в наиболее развитых странах мира. Тем значимее то, что МЭА довольно взвешенна в своих выводах.

В частности, нельзя не заметить, что многие из выводов организации противоречат «зеленым» трендам. Так, МЭА скорее позитивно относится к атомной энергетике, в отличие от многих «зеленых» политиков.

Более того, в тексте более чем 300-страничного доклада можно найти сравнительно мало упоминаний резкого сокращения потребления или принудительного торможения мировой экономики в интересах экологии. Напротив: МЭА утверждает, что у мировой экономики есть способы совершить энергопереход без существенных экономических потерь и утраты общей динамики мировой экономики. Напротив, «зеленые» технологии и «чистая» энергетика расцениваются как перспективная отрасль, способная порождать инновации, рабочие места и экономический рост.

Вместе с тем доклад нельзя назвать безоблачным: бездействие правительств и низкие темпы инноваций могут привести к печальным последствиям. Меры по продвижению к энергопереходу следует активизировать, считает агентство. Все необходимое у глобальной экономики и ключевых игроков уже есть. Тем обиднее будет не использовать такой потенциал.

Комментарии
Читать также