Криптовалюты в Зазеркалье: как The Economist видит будущее финансового сектора. Прав ли он?

Развитие экосистемы финансовых услуг, известной как децентрализованное финансирование или «DeFi», может изменить работу финансовой системы со всеми вытекающими отсюда преимуществами и опасностями. Такое мнение высказал The Economist, проанализировав роль криптовалюты в эволюции сектора финансовых услуг.

DeFi – общее название для аналогов традиционных финансовых инструментов, реализованных в децентрализованной архитектуре. Распространение инноваций в этой системе сродни изобретению Интернета. В то время, когда люди все больше и больше живут в сети, криптореволюция может изменить всю архитектуру цифровой экономики.

Индустрия децентрализованных финансов стала одним из главных драйверов использования и развития сети Ethereum. DeFi принесла ей популярность и финансовый успех.

В основе принципов DeFi лежит создание инновационной и доступной всем экосистемы финансовых услуг. В то время, как обычный банкинг требует огромной инфраструктуры, DeFi не нуждается в резолюции каких-либо централизованных органов и институций для доступа к финансовым услугам и не регулируется из общего центра.

Что это значит? Объясняет SharesPro:

Само появление статей о том, что независимые криптовалюты имеют право на будущее — очень хороший знак.

В начале 2021 года Давосский форум объявил неформальную войну децентрализованным, или независимым, криптовалютам (DeFi), объявив, что будущее криптовалют должно принадлежать к цифровым валютам центральных банков (central bank digital currency – CBDC), которые жестко привязаны к уже существующим валютам фиатным. Не было анонсировано никаких планов по прямому запрету криптоактивов, но как заметил Банк межународных расчетов (БМР), уже 50 центральных банков, работающих в странах, где живет >20% мирового населения, намерены ввести в оборот собственные CBDC в ближайшие три года (в их числе и Россия). Всего около 60% центральных банков экспериментируют с CBDC, а 14% приступили к запуску пилотных программы по их выпуску и использованию. 

60%
центральных банков экспериментируют с CBDC (central bank digital currency)

Такая оверреакция мировых регуляторов на инновации в денежном обращении сама по себе красноречива. Как минимум, она говорит о реальности создания денег на блокчейне и способна многое изменить в сознании потребителей, которые будут вынуждены учиться использованию открытых и закрытых ключей, транзакциям с через блокчейн и многому другому.

В ответ на попытку объявить войну основатель Binance Чанпен Чжао в нескольких интервью сравнил CBDС и DeFi с автомобилем и поездом: наличие одного полезно для другого, но бессмысленно вытеснять железнодорожные перевозки автомобильными, или наоборот.

Современные криптовалюты по большей части все еще являются высокорисковым активом, нежели платежным средством: еще никто из создателей популярных криптовалют не решил проблему волатильности, устойчивости и дефицита ликвидности. Однако, если криптовалюты уже подтолкнули регуляторы к созданию, то дальнейшее развитие криптовалют может породить и другие инновации.

Например, историки финансов знают, что для стабильной национальной системы регулятор не всегда был нужен. Так, с 1792 по 1845 год у Шотландии не было полноценного центрального банка; законы страны допускали неограниченную конкуренцию в сфере эмиссии банкнот, при этом регулятор выполнял роль своеобразной национальной клиринговой палаты. Эта финансовая система была крайне стабильна, а переход Шотландии к централизованной денежной системы являлся следствием юридических, а не экономических процессов. Вполне возможно, что с ростом инноваций в криптовалюте небольшие страны, наподобие Сальвадора или Панамы, попробуют внедрить у себя усовершенствованные варианты фрибанкинга. В этом случае криптовалюты, скорее всего, сильно изменятся, но точно останутся в мировой финансовой системе, а традиционным фиатным деньгам не удастся избежать новой волны инноваций.

Комментарии
Читать также