Стала леди Gucci, заказала убийство мужа и купила попугая: как Патриция Реджани превратила свою жизнь в кино

О парадоксах любви, амбициозных целях и маленькой женской мести

Она провела в тюрьме 18 лет, почти никогда не работала и всегда жила в роскоши. Сегодня героиня SharesPro — женщина, которая оставила кровавый след в модной индустрии и вдохновила режиссеров на фильм о себе, — Патриция Реджани.

Вторая Элизабет Тейлор

«Я все еще чувствую себя Гуччи — на самом деле самой Гуччи из всех», — так говорила о себе муза Маурицио Гуччи, Патриция Реджани.

Патриция родилась 2 декабря 1948 года на севере Италии. Девушка росла в стесненных обстоятельствах и никогда не видела своего отца. Когда Патриции было 12 лет, ее мать вышла замуж за обеспеченного предпринимателя Фердинандо Реджани, который позже удочерил девочку. С этого момента жизнь в достатке стала ее приоритетом.

Патриция стремилась попасть в высшие слои общества, поэтому она упорно трудилась, изучая языки, и старалась заводить полезные знакомства. После школы Патриция поступила на курсы переводчиков, хорошо освоила английский и французский языки. Сокурсники Реджани вспоминали, как она приходила на занятия сразу после вечеринок — в шубе и коктейльном платье. Ее сравнивали с Элизабет Тейлор — любовь к украшениям и внешнее сходство дополняли умение поставить себя в обществе, не имея ни доллара в кармане.

Любовь к мужчине, украшениям и Ferrari

На одной из таких вечеринок, в 1970 году, 22-летняя Патриция познакомилась с Маурицио Гуччи — внуком основателя модного дома Gucci Гуччио Гуччи. У них начался роман, и Патриция потребовала в качестве подарка Ferrari — ездить на другой машине она категорически отказывалась.

Как пишет «Культурология», все Гуччи, начиная с основателя модного дома Гуччио Гуччи, обладали невероятным темпераментом. Каждый, в том числе и Маурицио, был готов взорваться от любого неосторожного слова. И при этом они были способны отстаивать свое мнение до конца, не считали семейные конфликты чем-то из ряда вон выходящим и способны были засудить кого угодно, даже собственных родственников, если что-либо угрожало их благосостоянию.

Отец Маурицио Родольфо не одобрял отношений сына. Весь клан Гуччи был на его стороне, поэтому, когда влюбленные решили пожениться, Маурицио ушел из семейного бизнеса и поссорился со своей семьей — на свадьбе не было ни одного гостя со стороны жениха.

Он устроился работать к отцу своей будущей жены. Единственным человеком, который попытался не допустить раскола семьи, оказался дядя Маурицио — Альдо Гуччи. Он предложил молодоженам перебраться в Нью-Йорк, где отдал в их распоряжение магазин Gucci на Манхэттене. Сама Патриция не изменяла своему образу жизни. Она уговорила мужа переехать в роскошный, с панорамными окнами, двухэтажный пентхаус в Олимпик-тауэр. К вечеринкам и расточительным покупкам добавлялись отпуска, которые семья проводила только на элитных курортах.

Именно ей принадлежит знаменитая фраза: 

«Лучше рыдать в Rolls-Royce, чем смеяться на велосипеде».

Они были вместе 18 лет. В течение этого периода Маурицио и Патриция стали родителями двух дочерей — Алессандры и Аллегры, которые появились на свет в 1976 и 1981 годах.

«Маурицио чувствовал себя свободно со мной. Нам было весело, мы были командой», — отмечала Реджани.

Проблемы начались после смерти Родольфо Гуччи. Маурицио унаследовал не только квартиры, виллы, яхты, частные джеты и элитные машины, но и половину модного дома Gucci. Маурицио начал управление компанией, а Патриция стала его помощником.

Однако вместо ожидаемого успеха дом Гуччи медленно, но верно шел к банкротству. Супруга сравнивала его с подушкой, которая принимает форму того, кто на ней спал. В конце концов Маурицио не выдержал: в 1984 году, после 12 лет брака, он сказал жене, что улетает в командировку во Флоренцию, где у него впоследствии появилась любовница и намерение развестись. 


Рай и ад «черной вдовы»

Сама Патриция в интервью утверждает, что не сразу заметила, как Маурицио отдаляется от нее и стал совершенно другим человеком:

«Я видела, как он становится “доктором Джекиллом и мистером Хайдом”».

На протяжении шести лет Патриция отказывалась подписывать бумаги о разводе. И вопрос был не только в том, что ей придется оставить титул леди Gucci, но и в том, что ее дочери могли остаться без финансирования.

Маурицио в качестве алиментов предлагал ей 860 тысяч долларов в год, которые Патриция сочла почти оскорблением: она утверждала, что этой суммы едва хватит на чечевичную похлебку. Суд присудил ей в качестве алиментов $1 млн в год, но она была недовольна: годом ранее Маурицио продал свои акции в доме Gucci инвестиционному банку Investcorp — по оценкам экспертов, за $150–200 млн.

Согласно материалам Forbes, Савио Тунг, курировавший эту сделку со стороны Investcorp, вспоминает о ее обстоятельствах: 

«В то время полотенце Gucci можно было купить на пляже в Мексике. Компания заключала всевозможные лицензионные сделки, имя Гуччи было повсюду, весь гламур и эксклюзивность марки оказались под угрозой».

В 1991 году супруги развелись, однако Патриция начала травлю бывшего мужа через СМИ. Она присылала ему письма с угрозами и давала многочисленные интервью, в которых называла его душевнобольным импотентом. 

В итоге она наняла киллера Бенедетто Черауло и еще двоих его помощников, заплатив в общей сложности 350 тысяч долларов. 27 марта 1995 года Маурицио шел к своему офису в Милане, где его уже ждал убийца. На глазах у швейцара прогремели четыре выстрела. Маурицио погиб на месте.

Расследование велось почти два года. Первой версией была мафия, так как Маурицио не скрывал, что ведет дела с криминальными авторитетами. Патриция ни разу не попала под подозрение, пока люди, причастные к убийству, не начали говорить. По цепочке детективы быстро добрались до Реджани, и в том же 1997 году она была арестована. 

В дневнике последней нашли запись от 27 марта 1998 года — дня, когда был убит Маурицио: 

«Paradeisos» («Рай»). И дальше: «Не существует преступления, которое нельзя было бы купить».

«Когда мне позвонили и сообщили, что Маурицио застрелен, я почувствовала себя очень счастливой, потому что все мои проблемы были решены», — комментирует леди Gucci.

Прокурор Карло Ночерино, который вел дело об убийстве Маурицио Гуччи в суде, не сомневался в том, что к концу их брака Патриция ненавидела своего мужа:

«Она этого и не скрывала. Об этом знали все члены семьи и друзья Патриции», — рассказывал Ночерино. Однако Реджани, отсидевшая за это преступление 18 лет, до сих пор утверждает, что невиновна.

На вопрос о том, почему она наняла киллера, а не совершила убийство самостоятельно, Патриция ответила так:

«У меня плохое зрение. Я не хотела промахнуться».

Ее приговорили к 26 годам тюрьмы. Именно тогда она получила прозвище Черная вдова. Патриции было разрешено содержать в камере своего домашнего хорька и навещать раз в неделю мать преклонного возраста

В 2011 году Реджани предложили перейти в открытую тюрьму, в которой нужно было обязательно ходить на работу. Патриция отказалась, произнеся одну из своих самых знаменитых фраз

«Я никогда в своей жизни не работала и не собираюсь начинать сейчас».

В 2014 году Патриция все же согласилась устроиться в миланскую ювелирную компанию Bozart консультантом, а вскоре получила условно-досрочное освобождение, проведя в тюрьме в общей сложности 18 лет.

Леди Гуччи вернулась в родную стихию. Первым делом она забрала свои 16 миллионов долларов — алименты, накопившиеся от поступлений за эти годы, затем отправилась по магазинам. Реджани и сегодня можно увидеть прогуливающейся между дорогими бутиками — неизменно с попугаем на плече. Тем не менее дочери перестали с ней общаться.

Патриция Реджани отдала часть своего наследства, полученного от матери, бывшему дворецкому Гуччи Джузеппе Онорато, который случайно получил пулю в руку во время нападения, а еще часть — Паоле Франки, несостоявшейся жене своего убитого мужа.

Сейчас дом Gucci никак не связан с основавшим его кланом, но Патриция уверена, что «все еще нужна им» и многое может дать бренду. Так это или нет, время покажет, но в том, что эта история заслуживает демонстрации на большом экране, которая состоится 2 декабря, можно не сомневаться.

Комментарии
Читать также
Мода проходит, стиль остаётся: за что боролась и как меняла мир Коко Шанель
Роскошь стоит столько, сколько за нее готовы платить: как Gucci покорил мир
Люкс высоких достижений: ценности жизни Бернара Арно

О примерах для подражания, терпении и секрете успеха Louis Vuitton