Ребекка из стали: как дочь квакера спасла металлургический завод, а заодно и американскую промышленность

Про неженские хобби, умение видеть время и личный дневник

Даже в наши дни непросто представить беременную девушку, оставшуюся вдовой с несколькими детьми, которая решилась бы взять в свои руки управлением огромным металлургическим заводом. Однако именно так и поступила Ребекка Люкенс, причем не в настоящее время, а два века назад. В этом материале ― биография и отрывки из дневника первой в Америке женщины-CEO промышленной компании.

Сказки про гвозди

Ребекка Люкенс с детства росла в мире бизнеса своего отца. Она родилась 6 января 1794 года в городке Фаллоуфилд, графство Честер (Пенсильвания), в семье основателя Федеральной продольно-резательной станции ​​около Коутсвилля в 1793 году, Исаака Пеннока.

Тогда режущая мельница представляла собой особый тип кузнечного горна, внутри которого железные блюмы нагревались и раскатывались в пластины, а затем разрезались на железные стержни, используемые местными кузнецами.

Ребекка очень любила сопровождать отца во время его поездок на фабрику ― девочке нравилось наблюдать, как изготавливались гвозди и обручи для бочек, детали для вагонов. Её отец был квакером и считал, что образование в равной степени важно, как для мужчин, так и для женщин, поэтому Ребекка закончила школу-интернат в Уилмингтоне, уделяя особое внимание физике и химии.

В 1813 году она вышла замуж за доктора Чарльза Люкенса. Несколько позже он оставил успешную медицинскую практику в Абингтоне и присоединился к тестю для занятия семейным бизнесом. К тому времени в собственности семьи появилась ещё и лесопилка на реке Брэндивайн, которую отец Ребекки перепрофилировал для производства железных деталей и назвал «Brandywine Iron and Nail».

К 1818 году Исаак Пеннок ушел на пенсию, и семейный бизнес перешел к Ребекке и Чарльзу. Они взяли в аренду Brandywine Iron and Nail за $420 в год (по современному курсу $907 905) и начали производить металлопрокат для производства паровых котлов ― к слову их завод стал первым в своей отрасли на территории Америки. Такое решение было обусловлено тенденциями эпохи: в это время на воду был спущен фрегат «Саванна» — первое судно с паровым котлом, которое пересекло Атлантический океан; началось строительство первых железных дорог.

В 1824 году после смерти основателя завода, отца Ребекки,  её два младших брата занялись управлением разрезной фабрики, а сам завод стремительно восстанавливался после реконструкции, когда доходы ушли в минус. Как раз кстати Brandywine Iron and Nail получил масштабный заказ на толстолистовую котельную сталь для первого в Америке парохода в железном корпусе — Codorus, и как раз не кстати внезапно заболел и умер муж Ребекки, Чарльз.

Квакеры и корабли

«Летом 1825 года я потеряла дорогого и замечательного мужа и начала свою тяжелую и изнурительную борьбу с жизнью», ― запишет Ребекка позже в своем дневнике.

Рабочие начали массово увольняться, и заводу грозило банкротство, однако Ребекка, беременная шестым ребенком на тот момент, уговорила сотрудников остаться и выполнить заказ. Это решение стало ключевым. После того, как корабль был спущен на воду 22 ноября 1825 года, компания Ребекки стала флагманом американской металлургической промышленности. Brandywine Iron and Nail начал получать контракты на производство стали для локомотивов и пароходов, пассажирских и грузовых.

По выражению её внучки, в тот период Ребекке потребовалось некоторое время, чтобы освежить в памяти таблицу умножения, а затем официально взять бразды правления в свои руки.

Девушка понимала, что в одиночку ей не справиться с управлением, и обращалась за помощью к тем членам семьи, которые её поддерживали. Она наняла зятя в качестве управляющего, а её дочь работала бухгалтером. Кроме того, Ребекка полагалась на поддержку религиозного сообщества квакеров и постоянно ссылалась на религиозные правила дисциплины, чтобы вести бизнес в соответствии с квакерской моралью.

Несмотря на предубеждения современников о женской фигуре в управляющих структурах, Ребекка доказала свою компетенцию и в дальнейшем. Она разумно распорядилась своим уже достаточно значительным капиталом и снова провела реконструкцию завода. Плотина на реке, которая служила основным источником энергии, была перестроена. Под руководством Ребекки появился склад и новые дома для рабочих. Люкенс диверсифицировала бизнес, открыв магазин, склад, шорную мастерскую и логистическое агентство, что впоследствии стало ещё одним продуманным решением, обеспечив финансовую подушку безопасности для компании в тяжелый кризис 1837 года.

В результате ужесточения кредитной политики банков США и Англии цены на землю и хлопок упали, что привело к сокращению активов на 45%, закрытию части банков, заморозке инвестиций и глубокой рецессии. Началась безработица и бунты, однако завод Ребекки Люкенс продолжал работу и даже получил несколько заказов. Если работы не было, Ребекка не сокращала рабочих, а отправляла их на ремонтные работы.

Про сталь и смелость

Любопытно, что профессиональная политика Ребекки была ценна ещё и тем, что принесла её компании доход, несмотря на в какой-то степени провокационную позицию Люкенс. Так, она разделяла идеи аболиционизма и выступала за право голоса для женщин, а также отказалась поставлять сталь бостонской военно-морской верфи из-за своих пацифистских убеждений, тем самым лишив свою компанию значительного дохода.

В 1844 году, после непростых судебных тяжб с родственниками, претендовавшими на компанию, она выкупила завод, стоимость которого тогда оценивалась в $60 000 — около $2,3 млн в пересчете на сегодняшний день.

После 22 лет напряженной работы здоровье Ребекки начало ухудшаться, и в 1847 году она отказалась от управления бизнесом. К концу своей жизни она накопила более 100 000 долларов личного имущества, что сложно сравнить с 15 000 долларов, взятых в долг, с которыми она начинала. После ее смерти завод Brandywine Iron Works был переименован в Lukens Iron Works, а затем в Lukens Steel в ее честь. Потомки семьи Люкес управляли заводом ещё 125 лет.

В журнале Fortune о ней было написано, как о «первой в Америке женщине-генеральном директоре промышленной компании» ― ее завод на тот момент был старейшим непрерывно работающим сталелитейным предприятием в США. Редакционный совет включил ее в Национальный зал деловой славы в 1994 году. До 1998-го Brandywine Iron and Nail торговалась на Нью-Йоркской фондовой бирже, пока ни была приобретена Bethlehem Steel. Сейчас предприятие принадлежит Mittal Steel — крупнейшей сталелитейной компании в мире.

В 1944 году в честь Ребекки Люкенс был назван грузовой корабль Liberty, SS Rebecca Lukens.

Как уже упоминалось, Ребекка вела дневник, который был найдет через 150 лет после её смерти. В нем она достаточно подробно рассказывала о себе и своем профессиональном опыте, который анализировала в разные периоды своей жизни. Например, уже в зрелом возрасте она написала о времени после смерти своего мужа такие слова:

«С некоторым страхом, но с большим мужеством я начала бороться за средства к существованию. Я думаю, что в этот период я ​​должна была обладать некоторой энергией характера, потому что сейчас я оглядываюсь назад и удивляюсь своей смелости. У меня были такие сильные, такие мощные стимулы к работе, что я чувствовала, что должна добиться успеха».

Комментарии
Читать также
Без времени и левой руки: почему в деловом этикете ОАЭ важны нюансы
Дома, помады и кино: как женщины создают успешные компании в ОАЭ
«Было безумно, но мне понравилось»: как Николь Родригес изменила рекламную индустрию в ОАЭ

Про бизнес-путешествие, мойщиков автомобилей и знакомство с шейхом