Гендиректор Gett: «Человек должен тратить с комфортом, а не чувствовать, что его грабят»

Что общего у авто и шампанского и как можно ли заработать на вине в России

Гендиректор Gett и владелец ресторана My Big Love Анатолий Сморгонский рассказал SharesPro о прибыльном виноделии, правильном шампанском и настоящем гедонизме.

Игристое бывает двух типов: созданное по классической технологии, и все остальное. Первая технология — шампанское и, например, кава. А вторая — просекко. Я большой поклонник шампанского, а вот просекко, если уж пить, то в составе коктейлей.

В России появляется все больше хороших вин. Есть Павел Швец, Олег Репин. Хотите попробовать приличное красное вино российского производства — ориентируетесь на эти фамилии.

Российские вина пробовать дешевле в Москве. Особенно сильный шок я испытал в заведении D.O.M. Это огромный четырехэтажный клуб «все в одном» — ресторан и караоке прилагаются, чего не скажешь о винной карте. Даже по московскими меркам цены далеки от реальности, например, шампанское Cristal, которое у меня в ресторане стоит 31 тысячу рублей, там стоит 119 тысяч! Беспредел. Даже если у человека есть деньги, он должен потреблять с комфортом и удовольствием, а не чувствовать, что его грабят.

В винной карте My Big Love более 50 позиций доступны по бокалам, и мы постоянно расширяем наше бокальное предложение. Для этого у нас есть специальное устройство — Coravin для тихих вин, или Bermar в том числе и для игристых вин — которое закачивает в бутылку углекислый газ, и напиток не выветривается. Мы стараемся использовать самые технологичные решения в области вина. 

Я бы сравнил винную карту с тест-драйвом автомобилей. Есть бренд Mercedes-Benz. У него есть несколько классов, внутри классов – различная комплектация. Он выпускает A-класс, который может быть в простейшей комплектации с тканевым салоном. И, например, S-класс, который точно не может быть на тряпке. Садясь в базовый Mercedes-Benz, ты почувствуешь — твое это чисто стилистически или нет. И если тебе это зашло — то высшие классы тебе точно зайдут. Так и с вином. Можно попробовать что-то простое по бокалам, чтобы разобраться и выбрать свой стиль. Потом наши сомелье помогут в дальнейшем развитии в том стиле, который приятен гостю.

От многих людей я слышал: «Я не люблю шампанское». На что я отвечаю: «Да вы его не пили!». Ну, и, конечно, важно, из чего пить. Вкус одного и того же шампанского может меняться в зависимости от бокала. Лучше всего пить из Zalto! Кстати, на вкус еще и влияет объем бутылки: в Magnum и Jeroboam он будет разный.

Шампанское очень классно стареет. Как сказал мне однажды Евгений Чичваркин: «После старого шампанского назад дороги нет». И я с ним согласен. Шампанское — это самый гастрономичный напиток, который может сочетаться с любым блюдом. А вот, что по-настоящему сложное — это Бургундия, но рано или поздно к нему все приходят. 

Мой личный топ домов шампанского: Jacques Selosse, Henri Giraud, Francoise Bedel. А второй — Pierre Gimonnet & Fils.

В России среди чиновников и топ-менеджеров принято любить Супертоскану. Но их не надо пить молодыми. Или, например, знаменитое шампанское Cristal часто ставят в карту из-за раскрученности бренда, но нет никакого смысла открывать, например, бутылку 2013 года сейчас. Я считаю, что он должна еще полежать. Мы же не едим зеленые арбузы или неспелую вишню. Не потому, что они плохие, а просто потому, что это будет не вовремя.

Для меня Cristal интересен другим. У него белая бутылка, да еще и с плоским донышком. Для справки: все остальные игристые вина заливаются в бутылки с вогнутыми донышками, чтобы стекла не разрывало от давления. Но в этом плане уникальные бутылки Cristal делают из хрусталя, который тяжелее и прочнее.

Однажды в Реймсе я стал свидетелем митинга местных маленьких виноделов. Это было достаточно элегантно. Один известный мировой винодельческий дом опустил базовую цену на шампанское. Местные виноделы со всей страны приехали на своих Ferrari, Aston Martin и Tesla выразить свое недовольство. Они требовали соблюдать законодательство, которое запрещает продавать шампанское ниже определенной цены — это где-то 18,5 евро.

Виноделие дело интересное и прибыльное, если ты делаешь качественный продукт. Нельзя получить большую прибыль за счет увеличения объема производимых бутылок, потому что с одного участка можно производить только ограниченное количество, за этим очень строго следят, а случае нарушения могут деклассировать.

А вот спрос и потребления вина с каждым годом растет, в том числе в Китае и Восточной Азии. Вот именно поэтому вино и дорожает. Мне работать в этом бизнесе интересно не только с точки зрения денег, но и нетворкинга. Да и разбираться в вине считается хорошим тоном, надо следовать трендам!

Комментарии
Читать также
Массимилиано Польяни: он сделал кофе люксовым напитком, а смартфон — роскошью

«Следите больше за тем, что говорите, чем за тем, что на вас надето»