«Это некрасиво, давайте переделывать»: как устроен интерьерный бизнес и как понять, чего хочет клиент

Основатель SIO Игорь Ситкилов — об энергетике сталинского ампира, миллиардных проектах и химии с заказчиком

Мы живем от локдауна к локдауну. Вопрос личного пространства и пространства в целом встает крайне остро. Основатель студии премиального дизайна интерьера SIO Игорь Ситкилов рассказал главному редактору Robb Report Андрею Золотову о критериях успешного сотрудничества с дизайнерами, об эзотерике и космоэнергетах, а также о возрождении сталинского ампира — тренда, который вот-вот накроет люксовый сегмент интерьерного дизайна.

Я начинал с раздачи листовок на строительных рынках с рекламой пластиковых окон. Так что в среду строительного дизайна я попал довольно рано, а там всегда бродили и архитекторы, и дизайнеры, и частные клиенты. Довольно быстро я там поднимался по карьерной лестнице, в 17 лет меня схантили в конкурирующую компанию, где уже пошла работа с клиентом — приводить клиентов на стенд. Если сделка заключалась, получаешь процент.

У меня была почасовая оплата — в итоге я неплохо зарабатывал. Дальше менеджеры по продаже окон уже за меня боролись. А параллельно закончил школу. Интересный момент: в школе с шестого класса у нас шло распределение на узконаправленные дисциплины, и мама настояла, чтобы я пошел в класс с художественно-графическим уклоном. Она уже на тот момент понимала, что мне надо заниматься именно этим. Хотя я тогда о таких вещах, конечно, не задумывался.

Я думаю, эзотерические темы в жизни были и будут супермодными. Ванга, Джуна — такие личности были всегда и предсказаний оставили достаточно. Тут вам и астрологи, и карты таро. Плюс, вы же понимаете, что далеко не все родители, к сожалению, имеют возможность (или желание) разглядеть в своем ребенке потенциал, направить его, зачастую они пытаются реализовать в ребенке то, о чем мечтали сами. В итоге людей с задатками финансиста отдают в балет, и наоборот. Так почему бы предметно не заняться этой темой? Я уверен, что это работает. По крайней мере, в моем случае сработало.

Моя мама с самого моего детства вела альбом: ну, знаете в духе «вот нам три годика» и так далее. Так вот туда она вкладывала конверты с посланиями, на которых было написано, например, «Открыть в 2010 году», а запечатан этот конверт был году в 1989-м, когда мне было два или три года. Среди прочего там лежал мой рисунок, по которому, сообщает мама, космоэнергет определил, что мне предначертано заниматься вещами в области изобразительного искусства и дизайна. В общем, уже потом стало ясно, почему мама с уверенностью отдала меня в спецкласс с художественным уклоном.

В конверте написано было, что моя сильная сторона — это творчество в области изобразительного искусства, и лучше работать даже в дизайне, большая перспектива. И так и вышло, как раз в 17 лет я уже учился в университете предметному дизайну: он включает в себя абсолютно все — от ручек и блокнотов до интерьеров, ландшафта и полиграфического дизайна.

На втором курсе я попал в компанию, которая занималась поставками итальянской мебели в Россию. И я вроде уже учусь на дизайнера, но пока изучаю общие предметы — дизайн среды, чертежи, планировка, и тут я сразу окунаюсь в мир итальянской мебели. Я довольно быстро понимаю, как устроен этот рынок, какие есть фабрики, и мне все это жутко нравится. Я начинаю коммуницировать с фабриками напрямую.

Спустя шесть лет, когда на дипломных работах мои сокурсники все придумывают какие-то вымышленные квартиры и магазины, я уже сдал реальный проект квартиры на 200 квадратных метров. Она у меня уже строится и сдастся буквально через неделю, вся упакованная. И прямо прикольно, «пятерочку» получаю. То есть к моменту получения диплома дизайнера интерьеров я уже более четырех лет был практикующим дизайнером интерьеров.

Тогда пришло осознание того, что действительно европейское качество мебели и интерьеров абсолютно иное, нежели у нас. На тот момент, это 2008 год, я в партнерстве открыл собственное дизайнерское бюро, мы занимались разработкой дизайн-проектов и комплектацией объектов итальянской мебелью. Первый офис был на Остоженке. Потом наши с партнером взгляды на ведение бизнеса разошлись, я открыл собственное дело. Снял офис на Большой Полянке, дом 53, там мы работали семь лет, а в июне 2021-го переехали в Хлебный переулок, между Поварской и Никитским бульваром.

Бизнес партнеров и легче, и сложнее. Например, тебе никто не подсказывает, а значит, и учишься быстрее. Быстро начались эксперименты — и не только с дизайном, но и с архитектурными проектами. В последние годы мы много работали с застройщиками типа «Донстроя». К настоящему времени пришло понимание, что в дизайне мы уже состоялись, делали объекты и 400, и 300, и 200 квадратных метров с разным бюджетом, и как профессионалу хочется определенного роста.

Чтобы бизнес шел хорошо, надо любить то, что ты делаешь. Не стоит относиться к бизнесу как к машине, которая тебе печатает деньги. Об этом все твердят, но не все так поступают. Все интерьеры, которые мы делаем, все наше позиционирование отношений с клиентами можно уложить в одну фразу: «Делаем как для себя». Относись к другому так, как хочешь, чтобы относились к тебе. Это первое. И второе — это наработанная, насмотренная эстетика плюс природное чувство прекрасного.

Если бы мы работали ради денег, на это, наверное, можно было бы наплевать, в духе: «У вас и так классно, давайте свое баблишко». В нашем случае мы всегда говорим: «Все-таки давайте переделаем, это некрасиво, так быть не должно». Вот, кстати, был у меня еще один параллельный бизнес — свое столярное производство. Поскольку у нас дизайн-бюро, то и большой объем столярных изделий: и встроенные шкафы, и гардеробные, и межкомнатные двери, и кухни. То есть, если брать нормальный средний объект, квартиру на 200 метров, в ней порядка 10−15 миллионов инвестиций уходит только на столярку. Конечно, мы решили делать сами эту часть. И вроде бы подрядчик был достойный, но несмотря на то, что мы проделали большой объем работы, качество получилось неудовлетворительное. К сожалению, присутствовать полностью на производстве мебели, контролировать все этапы и качество было невозможно, а партнеру тема дизайна не настолько близка, основной лейтмотив его бизнеса — заработать хорошие деньги.

Когда я понял, что для человека деньги на первом месте, а вопросы эстетики уходят на второй план, нам пришлось с этим направлением расстаться. Потому что чистый бизнес — это эконом-кухни, которые можно тысячами ставить в объекты застройщика. Это безусловно миллиардный бизнес, но где здесь эстетика и настоящий дизайн? Мне интереснее взять один объект, придумать красивую, интересную кухню, поработать с одним клиентом так, чтобы он был в восторге. Вот от такого результата получаю удовольствие и я. Делать без души мне не интересно.

Развиваться можно по‑разному — эта мысль привела меня в архитектуру. Одно дело — делать просто интерьеры, а другое — проектировать здания. На данный момент уже есть три строения, которые мы непосредственно проектировали и строили сами. Сейчас компания находится в разработке нескольких проектов уже загородных домов, которые мы проектируем и будем строить. Параллельно я пошел учиться, получил степень МВА в РАНХиГС, захотелось менеджмента, управления, понять, как это правильно работает. Потому что до этого все было интуитивно, но нужна крепкая теоретическая база. После МВА я получил допуск к поступлению в Архитектурную академию в Венеции (IUAV). Вот за два года планирую получить венецианский диплом магистра по архитектуре.

В архитектуре уже и другая площадь объектов, и другие бюджеты. Например, в дизайне интерьера у одного объекта стоимость квадратного метра получилась 8000 евро. Это довольно прилично для квартиры в сто квадратов, 800 000 евро. Если говорить, например, про дома, выполненные на таком уровне, то цифры, сами понимаете, какого масштаба.

Признание в нашем бизнесе — это выставки, конкурсы и награды, но в то же время и стоимость разработки проекта. Пять лет назад наша цена была около 3500 рублей за квадратный метр, сейчас — 8000 рублей. Это не предел, есть и те, кто берет по 12 000 рублей, а есть и 300 евро за квадратный метр. А иностранные специалисты берут и по 500 евро за квадратный метр — только за разработку проекта.

Чем выше уровень клиента, тем больше у него желание приобрести себе специалиста в качестве трофея, чтобы сказать: «А мне делал сам…». Здесь суть в том, что ты и сам вырастаешь в точно такой же трофей, который хотят все. Но есть обратная сторона медали. Даже те крупные специалисты, за которыми уже начинается охота, делают красивые концепции, но как только встает вопрос реализации, возникает множество технических сложностей, которые реализовать невозможно. В итоге сегодня большой объем проектов на рынке, которые приходится дорабатывать.

Часто приходится исправлять великие проекты. Либо просто приходит заказчик и говорит: «У меня проект, но мне нужны люди, которые его помогут реализовать в России. Я заплатил кучу денег за эту концепцию…». Одно дело разместить концепцию по черновым размерам, а другое — вопросы авторского надзора, генподряда, правильного выставления хронологической последовательности всех необходимых действий на объекте, чтобы попасть в рамки, сроки, бюджет.

Некоторые вещи приходится просто переделывать, потому что нарисовано круто, а если ты разберешься в конструктиве, то это не воплотить. Но картинка красивая. Чаще всего такие проекты высокобюджетные, заложены дорогие, красивые, интересные позиции, и с этим интересно работать. Но самое обидное в этом, как любому творцу, что ты не можешь себе присвоить авторство проекта. То есть когда фактически проект готов, ты понимаешь, что ты его прожил целиком и полностью, знаешь все технические нюансы и особенности, но заявить его в портфолио, продемонстрировать не можешь. Зато имеешь возможность пообщаться со сложными, топовыми фабриками, посмотреть все узлы, понять, как вообще работает система. Там обычно присутствует целая служба заказчика, которая следит за этим, тендерит все позиции, это целый мир. И бюджет — просто десятки миллиардов рублей.

Как ни странно, залог успеха в том, что человек должен быть тебе симпатичен. Его энергия, подход к жизни, его ценности, если они коррелируются с твоим внутренним состоянием, мне кажется, это уже 50% успеха. Если люди друг другу просто не подходят, то на каких бы вопросах вы ни сходились, не произойдет нужной «химии».

Дизайнер на время проекта становится чуть ли не членом семьи. Вы же с ним два-три года каждый месяц встречаетесь, обсуждаете, утверждаете. И это должно быть в кайф. По идее, за одни и те же деньги можно получить как лучший результат, так и худший. Второй критерий — действительно вопрос профессионализма, опыта. Очень большое количество людей, которые стоят дорого, но при этом опыта работы — два-три года. К сожалению, только закончили университет, просто оказались в среде обеспеченных клиентов, позиционируют себя как дизайнеры и архитекторы, но не имеют опыта.

Надо находить людей, которые болеют своим делом. Это очень важный момент. А бывает и так: к нам пришел клиент по рекомендации, хотя у него уже есть дизайнер, уже куплен паркет, двери, мебель, — и вот он говорит: «Может быть, вы мне подскажете, вот вроде все так, но все не так». В итоге мы с ним выкинули паркет, двери, мебель — сделали все абсолютно новое. И он до сих пор мне звонит и говорит: «Рад быть вашим современником».

На данный момент мы постарались оградить себя стоимостью наших услуг. И последнее время мы себя ограждаем площадью. Квартиры меньше 150 квадратов стараемся не брать. При этом бюджет на реализацию — от 4000 евро за квадратный метр.

Сейчас наши основные проекты — это современное прочтение классики. Но вообще я бы хотел, так сказать, реновировать, вернуть в строй сталинский ампир. Это, конечно, ар-деко, но в сталинском ампире есть своя величественность. Мне кажется, люди, которые несут груз колоссального богатства, хотели бы видеть в интерьере вещи, которые подчеркивают их статус. Современный ампир — то, что нужно. Думаю, это направление со временем и станет нашей визитной карточкой.

В интерьерах сталинский ампир можно применять в виде элементов из камня, которые усиливают энергетику людей. Можно использовать правильные камни, то есть просчитывать людей и им в интерьер интегрировать те камни, которые могли бы укреплять их способности. Понятное дело, отдельный сумасшедший кластер — это фэншуй. И на данный момент мы планируем привлекать специалиста по фэншуй для построения интерьеров. Все это поможет людям больше раскрывать свой потенциал.

Комментарии
Читать также
Все в дом: в этом месте собираются самые успешные бизнесмены России. Что оно скрывает?

В разное время здесь пил вино Путин, курил сигары Рейган и пировал Бернар Арно