Дети индиго: как два брата из ирландской деревни придумали стартап и победили Space X

Про темные века, семейные беседы и удивленного президента

Представьте себе двух братьев, скромно живущих в маленькой деревне, где-то в Ирландии. Факт того, что через несколько лет они станут основателями самого дорогого стартапа в мире, который оставит позади даже Space X, кажется взятым абсолютно из другой истории, однако здесь нет ошибки. Сегодня герои нашего материала — основатели сервиса электронных платежей Stripe и self-made миллионеры, Патрик и Джон Коллисоны, и их впечатляющий стартап.

Книги вместо школы и старый замок

Журнал Wired описывал деревню Дроминир на берегу озера Лох-Дерг как типичную открытку из Ирландии и «идеальный пейзаж для съемок ромкома с Хью Грантом»: руины замка XI века, старые отели и пабы, живописная природа.

«Сказать, что Дроминир — это сельская местность, значит ничего не сказать, — вспоминал Джон Коллисон. ― «Мы ходили в школу примерно в 40 минутах езды, и в каждом классе было менее 20 детей».

В свою очередь его брат, Патрик, убежден, что можно «биться головой об стену, пытаясь придумать гениальный ход, или же сжульничать и прочитать о нем в хорошей книге. Вот почему он читал книги на самых скучных для него уроках в школе.

Отец братьев Коллинсон Денис получил образование инженера-электронщика, а мать Лили — микробиолога, и беседы за семейным ужином казались мальчикам намного интереснее школьных уроков.

Они всерьез увлеклись математикой и физикой, и к подростковому возрасту у них дома было девять компьютеров, и они платили по 100 евро в месяц за широкополосный спутниковый канал через Германию.

В 16 лет Патрик выиграл Esat BT Young Scientist of the Year — ежегодный научный конкурс школьников в Ирландии, проводимый Королевским Дублинским обществом. Он создал язык кодирования Croma, новый диалект LISP, второго старейшего языка программирования, который до сих пор широко используется в сфере IT. Его разработка вызвала восхищение даже у президента страны, Мэри Макэлис.

В 2006 году он поступил в Массачусетский технологический институт на основании результатов SAT, которые сдал в 13 лет, а затем пробежал марафон, чтобы отпраздновать это.

Когда Патрику было 17, а его брату Джону ― 15, братья запустили серию первых стартапов. Это был Auctomatic — платформа «программное обеспечение как услуга» для продавцов eBay, позволяющая отслеживать запасы и трафик, а также приложение для iPhone, предоставляющее автономную копию Википедии, представленную братьями как «Автостопом по Галактике» на iPhone.

«Для нас было удивительно, что двое детей в Ирландии могут начать бизнес с клиентами по всему миру», — рассказывает Джон Коллинсон. ― «Наш папа какое-то время управлял отелем, а мама основала компанию, которая занималась обучением сотрудников, но они только начинали свой бизнес — они не были предпринимателями, поэтому нам не у кого было спросить, чем мы занимаемся. Что мы действительно довольно быстро обнаружили, так это то, что самая сложная часть запуска интернет-бизнеса не в том, чтобы придумать идею, воплотить ее в код или заставить людей услышать об этом. Самым сложным было найти способ принимать деньги клиентов. Это было похоже, как если бы мы попали в темные века».

Секретный код и заржавевший корабль с моллюсками

В 2008 году Патрик и Джон продали Auctomatic канадской компании Live Current Media за 5 миллионов долларов ― сделка, которая сделала их подростками-миллионерами, а затем вернулись каждый в свой в университет ― Массачусетский технологический институт и Гарвард соответственно. Они решили сосредоточиться на идее разработки программного обеспечения для людей, которые создают сайты и приложения. Они придумали семь простых строк кода, которые каждый мог вставить в любое приложение или на веб-сайт, чтобы буквально за один день подключиться к платежной компании. Процесс, который раньше занимал недели, теперь решался любимой командой студентов-дипломников ― «скопировать-вставить». Других изменений не потребуется, как заявляли братья.

В 2010 году братья бросили колледж и запустили свой проект в Сан-Франциско при начальном финансировании от акселератора Y Combinator. В первые дни братья ездили в офис на велосипедах, чтобы сэкономить деньги. В 2011 году они связались с Питером Тилем и Илоном Маском.

Они своевременно распознали перспективы финтеха, но b2b-приложения, которое бы стало для компаний цифровой экономики универсальной платформой приема и отправления платежей, на рынке все еще не существовало. Oперации с разными внешними партнерами приходилось проводить в разных сервисах, и это значительно усложняло работу. Коллисоны арендовали офис в Пало-Альто (символически напротив офиса PayPal) и основали компанию /Dev/Payments, которую со временем лаконично и броско переименовали в Stripe. Патрик в статусе CEO сосредоточился на технической части разработки, а Джон в должности президента взял на себя управление партнерскими программами и продажами.

В основе технологии Stripe — удобный и эффективный код, который ускорял и упрощал онлайн-платежи. Его оказалось легко встраивать в уже существующую архитектуру сайтов и использовать для нужд компаний-пионеров шеринговой экономики и электронной коммерции, которых уже не удовлетворял набор функций PayPal. Монетизация изначально строилась на комиссии от транзакций — 2,9% плюс фиксированные 30 центов за каждую с дисконтом при большом объеме операций. Со временем ассортимент услуг Stripe расширился. Компаниям на развивающихся рынках сервис, к примеру, предлагает пакет Atlas — юридическую регистрацию и поддержку в США за фиксированную сумму в $500.

Компания быстро росла, в основном благодаря сарафанному радио между разработчиками. Создателям торговых площадок, таким как Shopify, и новичкам в сфере экономики совместного использования, таким как Lyft, необходимо было управлять платежами между большим количеством мелких поставщиков, домовладельцев или водителей и тысячами клиентов за время, с помощью одной кнопки на экране ― это значительно экономило время. Создание учетных платформ для управления этими входящими и исходящими платежами заняло бы шесть месяцев, а Stripe обрабатывала платежи через собственные серверы, позволяя плательщикам и продавцам связываться с минимальными усилиями.

Соснователь YC, Под Грэм высоко оценил проект Коллинсонов и познакомил их с другими инвесторами. Вместе с фондами Sequoia Capital, Andreessen Horowitz и SV Angel Тиль и Маск в 2011 году вложили в проект $2 млн.

В 2014-м компания стала «единорогом» с оценкой в $3,5 млрд. Среди её клиентов значились Shopify, Salesforce, Uber, Zoom, Slack, Lyft, Booking.com и др. А в 2017-м услугами Stripe начал пользоваться крупнейший онлайн-ритейлер мира Amazon. Компания заключила партнёрские соглашения с сVisa, Apple Pay, Alibaba Group.

«Со времени наших вложений в компанию прошло десять лет, винт корабля PayPal заржавел, а его корпус покрылся моллюсками. Мы понимали, что принимать платежи ещё было проблемно», ― отмечал Майкл Мориц, владелец компании «Sequoia Capital», бывший член совета директоров компании Google, крупный венчурный капиталист Кремниевой долины.

24 февраля 2016 года компания запустила платформу Stripe Atlas, призванную помочь предпринимателям начать бизнес абсолютно из любой точки планеты. Вход на эту платформу возможен только по приглашению и позволяет компаниям из любой точки мира регистрироваться в качестве американской компании в Делавэре — штате с настолько благоприятными для бизнеса судами, налоговой системой, законами и политикой, что больше половины компаний из списка Fortune 500, включая Банк Америки, Google и Coca-Cola зарегистрированы там всего за 500 долларов.

Совокупные финансовые показатели Коллисоны не раскрывают по сей день, но, по некоторым оценкам, в 2020-м клиенты стартапа могли «прогнать» через его инфраструктуру операций на сумму, превышающую $350 млрд, — примерно на 50% больше, чем в 2019-м.

Тихие встречи и высокая планка

В марте этого года Stripe объявил о привлечении $600 млн при оценке всего бизнеса в $95 млрд. Это позволило компании опередить аэрокосмическую корпорацию SpaceX (оценка инвесторами — $74 млрд) и на время завоевать статус самого горячего лота Кремниевой долины.

«Из-за того что мы имеем дело с деньгами других людей, планка работы компании очень высока», — говорит финансовый директор Stripe, Дхивья Сурьядевара

Сегодня Stripe предлагает широкий набор финансовых инструментов для управления: от выплат водителям DoorDash до налогов на платежи в приложении Duolingo и подписки на Atlantic. Патрик и Джон Коллисоны сохраняют ту же степень ответственности, что и в начале проекта, и до сих пор сами проверяют каждый продукт перед выпуском, а также лично заполняют «журналы» о любых багах, с которыми пользователи сталкиваются при использовании Stripe.

«Мы не новомодный бизнес, а просто инфраструктурная компания, которую надеемся еще долго развивать, — отмечает Патрик. — Объем работы от этого не меняется».

Внутри компании царит особая культура трудолюбия, позаимствованная у таких «кумиров» Коллинсонов, как Apple, Amazon и Berkshire Hathaway. Руководство компании проводит  «тихие» встречи, где все участники читают подготовленные записи и добавляют письменные вопросы для обсуждения, а внутренняя электронная почта автоматически добавляла групповые учетные записи всей команды, чтобы сотрудники могли наверстать упущенное в любой теме, не тратя впустую время.

Сегодня Stripe – финансовый двигатель более 100 тысяч предприятий. Сервис действует в более чем 120 странах. Система хранит конфиденциальные данные, разбирается с мошенниками и постоянно интегрирует новые сервисы вроде Apple Pay, когда они появляются.

Сейчас целью компании является не просто обработка онлайн покупок, а, по словам братьев, «увеличение ВВП интернета». С этой целью компания выходит за пределы платежной ниши и инициирует программы по изменению системы оплаты, социальных выплат и борьбы с мошенничеством. В основе философии Stripe лежит идея о том, что у каждого должен быть шанс выйти на онлайн-рынок и легально принимать платежи.

Комментарии
Читать также
Маленькие инвестиции: как дети в США подружились с ценными бумагами
Отныне и навсегда: как санкции перестают быть временным явлением

Про западное беспокойство, опыт 2014 года и оптимистичных аналитиков