Законопроект штата Вайоминг о блокчейне прокладывает дорогу для революции децентрализованных автономных организаций

Многим разработчикам блокчейн-технологий, в особенности тем, кто знаком с законом штата Вермонт о блокчейновых компаниях с ограниченной ответственностью (Vermont Bill for Blockchain-Based Limited Liability Companies, BBLLC), должно быть понятно, что законопроект Blockchain Bill No. 38 штата Вайоминг прокладывает дорогу для революции децентрализованных автономных организаций (decentralized autonomous organizations, DAO). Законопроект прошёл через сенатский комитет штата Вайоминг и, когда вступит в силу, позволит DAO принимать статус компаний с ограниченной ответственностью (limited liability companies, LCC). Для DAO это потенциально огромный шаг вперёд, который позволит им работать, отражать активы и управлять своими делами в легальном пространстве. Особо стоит отметить, что владельцам токенов будет позволено заключать контракты и одновременно управлять предприятием, таким образом будет реализована одна из ключевых идей создателей Ethereum.

Благодаря их стратегическим преимуществам перед традиционными институциями, решения по децентрализованному управлению становятся всё более популярными в сфере децентрализованных финансов (DeFi). DAO, позволяя любому участнику организации представлять на суд коллег идеи, представляют собой следующую стадию в эволюции бизнеса. За счёт технологии блокчейна, а точнее безопасности и автоматизации, которые эта технология обеспечивает, организации могут снижать издержки.

Были и другие события, способные подбросить дров в разгорающееся пламя, например, приостановка в январе торгов акциями GameStop и AMC Entertainment на платформе Robinhood может послужить оправданием для необходимости DeFi. Предварительные судебные слушания по делу «Комиссия по ценным бумагам и биржам (SEC) против Ripple», которые состоялись в феврале 2021 г., также наделали шума. Закон, который прошёл через законодательный орган Вайоминга, должен создать легальный ландшафт для новой волны критокорпораций. Хотя о том какой конкретно эффект произведёт принятие нового закона всё ещё ведутся споры, это событие можно оценивать, как новый шаг американских властей в сторону придания строкам кода статуса, защищаемого законом.

В чём тут дело?

Для тех, кто глубоко погружён в нюансы индустрии может казаться, что поступь блокчейна и криптовалют невозможно остановить. Но правда состоит в том, что этот рынок только-только начинает выходить из младенческого возраста. На фоне бычьего рынка в ходе последних размещений невзаимозаменяемых токенов (non-fungible token, NFT) были выручены огромные суммы. Многие бизнесы процветают на рынках крипты. Однако несмотря на внушительные инвестиции, направленные на разнообразные криптовалютные сети и их продукты, создание и управление блокчейн-проектами всё ещё остаётся новым и плохо регулируемым мероприятием.

Хотя потенциал роста практически безграничен, сектор децентрализованных финансов остаётся лишь каплей в океане в сравнении с традиционной глобальной индустрией финансов. Если стремиться к действительной демократизации коммерции с помощью распределённых технологий, то жизненно необходимо, чтобы любое новое законодательство в этой области было максимально продуманным и не сдерживало процесс инноваций. В этом отношении основные опасения вызывает вероятность того, что законодатели не смогут воспринять все тонкости децентрализованного управления и сформулируют нормы регулирования, основываясь на чрезмерно упрощенной модели.

Закон штата Вайоминг о блокчейне

Закон налагает определённые обязательства как на физические лица, так и юридические. Обычно, если вы хотите вести дела с кем-либо вам пригодится статус юридического лица. Отсутствие каких-либо легальных гарантий, защищающих физическое лицо от личной ответственности за действия компании является одним из ограничений, с которыми сейчас сталкиваются DAO.

Когда новаторы из гражданского и частного секторов, использующие смарт-контракты для координации, получат столь необходимые гарантии, которые предоставляет корпоративный статус, это обеспечит защиту крипто предпринимателям и сообществам и позволит им заниматься инновациями на более прочном фундаменте. Впрочем, до тех пор покуда это дружелюбное к крипте законодательство не приобретёт широкого распространения, DAO и криптовалютные сети будут отстранены от широкой глобальной экономики.

В законодательстве существует целый ряд проблемных мест, требующих внимания и законопроект штата Вайоминг затрагивает только те, которые связаны с юридическим лицом и ограниченной ответственностью. Также нужно решить вопросы, связанные с недвижимостью, неприкосновенностью персональных данных, арбитражем, налогообложением и законом о ценных бумагах. Хотя гарантии корпоративного статуса представляют собой важный и необходимый шаг — они снимают лишь часть препятствий на пути инноваций в современных децентрализованных сообществах.

Кроме того, закон не предоставляет чёткого определения DAO или концепции «алгоритмического управления», на которую ссылается текст закона. В разделе закона, посвящённого голосованию прописаны ограничительно отчетливые правила определения доли участника: либо исключительно на финансовой основе, либо полное равенство. Это положение игнорирует годы исследований и экспериментов по созданию альтернативных алгоритмов принятия решений, таких как квадратичное голосование и репутационно-зависимое управление (reputation-based governance).

Этот закон лишь регулирует создание компании и, как и многие другие результаты законотворческой деятельности, будет пересматриваться и дополняться. В конечном счёте большая часть самых важных проблем должна решаться на уровне федерального регулятора посредством судебной прецедентной практики и развития правовой теории.

Необходимость прагматического подхода

Легко проводить параллели между DAO и корпорациями, но такая аналогия затронет лишь поверхностный уровень того, чем децентрализованная организация может стать. Технологии децентрализованного автономного управления могут использоваться в широком спектре сценариев: политике, образовании, институтах муниципального управления и вообще практически в любых других традиционных организациях. Они также обладают потенциалом запустить волну полностью цифровых предприятий, таких как «дата-союзы» (аналог профсоюзов, но объединяющих и защищающих обычных людей, как производителей данных интересных рекламодателям) и платформенные кооперативы (предприятия, которые используют цифровые решения для продажи товаров и услуг, демократически управляются работниками и пользователями, которые могут быть одновременно и собственниками платформы).

В последнее время появились удачные примеры, демонстрирующие пользу решений по децентрализованному управлению. Крупнейшая культурная организация Европы, Omnium Cultural, третий год подряд запускает технологию децентрализованного голосования на своих ежегодных общих собраниях — это крупнейшее в истории случай голосования с применением технологии блокчейна. То же решение по децентрализованному голосованию было успешно реализовано в проекте пилотного цифрового голосования, которое проходило параллельно региональным выборам в феврале в Каталонии.

Подобные сценарии использования на данный момент что-то вроде трамплина для блокчейн-проектов, способный придать импульс, необходимый для их развития. Однако этот импульс должен подкрепляться прагматическим подходом, основанным на понимании реальных ограничений с которыми блокчейн сталкивается в условиях современных экономической и регуляторной парадигм. Так, платформа Aragon Project, которая одновременно является зарегистрированной некоммерческой организацией в Швейцарии, была создана, чтобы обеспечить коллективное принятие решений, проверку происхождения данных и эффективности расходов для DAO-участников платформы, количество которых превысило 1 600 организаций.

Что дальше?

Если регуляторы будут воспринимать DAO лишь как более эффективный и более прозрачный аналог традиционных корпораций, то они могут принять законы, ограничивающие новаторские для корпоративного мира сценарии использования. Несмотря на вышеупомянутые слабости, новый закон штата Вайоминг представляет собой достаточно проработанный документ: законодатель продемонстрировал глубокое понимание специфики DAO, проконсультировавшись с несколькими разработчиками и другими представителями сектора. Тем не менее, хоть закон и является важным шагом, который следует приветствовать, сам по себе он мало на что повлияет.

Его существование отражает значимость объединения усилий юристов и разработчиков в условиях, благоприятствующих формулированию политики в отношении зарождающейся индустрии. Кроме того, принятие закона свидетельствует о появлении новых возможностей для профессиональной специализации в составлении более тесно связанных смарт-контрактов и законопроектов. Возможно мы увидим рост количества молодых технологических специалистов, привлекаемых в качестве консультантов в судебных разбирательствах по делам, связанным с криптой, а также для законодательного оформления DAO.

Децентрализованным автономным организациям только предстоит добиться легального признания и поэтому столь важны вайомингский закон, а также вермонтские BBLLC. Вместо того, чтобы втискивать этот новый и деликатный метод корпоративного управления в рамки современной модели, следует позволить коллективным цифровым предприятиям – DAO – обладать теми же легальными гарантиями, которыми пользуются традиционные организации.

Криптокорпорации следует признать в качестве гибридных лиц, управляемых собственным набором специализированных правил и обеспечений. Только после этого DAO смогут начать реализовывать собственный потенциал на глобальных рынках полностью, по-настоящему демократизировать управление за счёт уникальных преимуществ, которые обеспечивает безопасное и прозрачное ведение учётной документации, автономное исполнение решений и безграничные инклюзивные возможности.

Комментарии