Соглашение о Брексите может привести к большему количеству сделок и большей бюрократии в сегменте прямых инвестиций

Уверенность вернулась к британским инвесторам, после сообщений о том, что Великобритания вышла из Европы со сделкой. Однако, остались вопросы относительно правил привлечения капитала и будущего международных сделок.

Поскольку переходный период, равный одному году, совпал с глобальной пандемией, пока не ясно, какое влияние Брексит оказал на заключение сделок в 2020 году. По данным отчета European PE Breakdown за третий квартал, европейские PE-компании инвестировали в этот регион более 316 млрд евро в рамках 2791 сделок по состоянию на 30 сентября. Хотя на Великобританию по-прежнему приходится значительная часть этих цифр, многие инвесторы, скорее всего, вели себя сдержано в вопросах инвестиций в страну из-за опасений, что Великобритания выйдет из Европы. Теперь этот страх ушел.

«Существует так много фондов, которым удалось собрать средства удаленно во время пандемии и общей изоляции, и я подозреваю, что в первом квартале 2021 года в определенных секторах на рынке будет большая активность», — сказал Росс Аллардис (Ross Allardice), юрист по вопросам прямых инвестиций в Dechert в Лондоне.

Более того, зарубежных инвесторов можно соблазнить инвестировать в британские компании, стоимость которых была снижена из-за падения курса фунта, который остается ниже уровня 2016 года по отношению к доллару США — в том же году, когда началось голосование по Брекситу.

Тем не менее остаются вопросы относительно долгосрочного воздействия, которое Брексит может оказать на европейский частный капитал. В нынешнем виде торговое соглашение на 1200 страницах, опубликованное 26 декабря, не содержит подробных сведений о том, как оно повлияет на финансовые услуги, не говоря уже о частном капитале. Великобритания и ЕС решили определить рамки сотрудничества в области финансовых услуг до конца марта.

Один нерешенный вопрос — это сбор средств. Текущая сделка не включает положение о финансовых услугах Великобритании, желающих получить доступ к рынку ЕС. Например, нет информации о правилах работы управляющих капиталом, стремящихся продать британские фонды инвесторам в ЕС.

Ранее эти так называемые паспортные права (passporting rights, права компании, зарегистрированной в ЕЭЗ, вести бизнес в любой другой стране ЕЭЗ без необходимости запрашивать дополнительное разрешение в этой стране) попадали под действие постановления ЕС, известного как Директива об управляющих альтернативными инвестиционными фондами, или AIFMD. Частично эта директива применяется в соответствии с законодательством Великобритании, но эти права были утрачены 1 января. Теперь британские менеджеры должны получить разрешение от каждой отдельной европейской страны для работы на ее территории.

«В Великобритании мы все еще находимся под режимом AIFMD для ЕС, со всеми вытекающими из этого бюрократическими рамками, но без преимуществ доступа к ЕС», — сказал Ханни Тирта (Hanny Tirta), глава альтернативных инвестиционных услуг в британском управляющем фондом Langham Hall.

Еще до того, как Брексит был заключен, ожидаемая потеря паспортных прав вынудила частные инвестиционные компании перенести часть своих операций в Великобритании в такие регионы, как Люксембург. Еще в 2017 году такие фирмы, как The Carlyle Group и Blackstone, подали заявку на получение прав на распределение средств в Люксембурге в рамках AIFMD.

Еще один неопределённый фактор — какие дополнительные проблемы могут возникнуть, если правила Великобритании и ЕС начнут расходиться с введением нового законодательства по обе стороны канала.

«У меня возникли опасения не сразу, потому что на данный момент законы Великобритании такие же, как законы ЕС, — сказал Кейт МакШи (Keith McShea), глава Langham Hall в Люксембурге. — Но если, например, есть изменения в законах о защите данных, нам нужно серьезно подумать о том, как мы управляем нашими данными и можем ли мы делиться нашими данными с Великобританией за пределами ЕС».

Возможно, что будущее расхождение между Великобританией и Европой не ограничивается только фондами. Разница может распространиться и на сделки. С точки зрения слияний и поглощений, Великобритания больше не будет передавать внутренние сделки на одобрение Европейской комиссии. Вместо этого юрисдикцией будет Управление по конкуренции и рынкам.

Беспокойство заключается в том, займет ли британское агентство более протекционистскую позицию или попытается использовать свою независимость для поощрения большего количества иностранных инвестиций в Великобританию.

«Будет интересно посмотреть, что делает Великобритания, как обычно будут заключаться сделки в Великобритании», — сказал Аллардис из Dechert. Он добавил: «Вся суть в проведении Брексита, заключалась в дерегулировании и уменьшении бюрократизма. Что произойдет на практике, еще предстоит увидеть».

Подписывайтесь на SharesPro в социальных сетях:
Telegram: t.me/sharespro
Instagram: www.instagram.com/sharespro/

Комментарии