«Самая захватывающая и гламурная область»: чем живут венчурные капиталисты

Про лошадей, жокеев и умение отличать

Вот уже несколько десятилетий венчурный капитал ― одна из основных причин феноменального успеха таких мировых гигантов, как Apple, Intel, Amazon, Google, Microsoft и Gilead Science. Однако о ключевых стратегиях и методах работы венчурных фирм известно не очень много. В этом материале — экскурсия в «венчурные мастерские» совместно с российскими и международными экспертами.

Количество и качество

По статистике, в 2015 году на долю публичных компаний, получивших финансирование от венчурного капитала, приходилось 20% рыночной капитализации и 44% объема инвестиций в исследования и разработки публичных компаний США.

«Венчурный капитал стал одной из самых захватывающих и гламурных областей. Если раньше богатые наследники вкладывали деньги в звукозаписывающие фирмы и съёмку кинофильмов, то сейчас они инвестируют в стартапы», ― писал Джон МакДулинг, национальный деловой редактор «Сидней Морнинг Геральд» и «Эйдж».

Прежде всего венчурные капиталисты налаживают «генерацию потока сделок», то есть, ищут перспективные проекты, которые нуждаются в финансировании, опираясь на тщательный анализ.

 «Я заметил, что к лучшим сделкам меня обычно приводят знакомые инвесторы, предприниматели и профессора. Коллеги и партнеры помогают мне быстро отсеять малоперспективные стартапы и выделить заслуживающие серьезного изучения. Эксперты помогают и набрать количество объектов, и перевести его в качество», ― утверждает Джим Брейер, венчурный инвестор и основатель Breyer Capital.

По его мысли, качественный поток сделок — необходимое условие высокой прибыли. Источники информации могут быть самыми разнообразными, и не секрет, что зачастую нужные стартапы находят через рабочие связи. Согласно исследованиям, более 30% сделок венчурные капиталисты заключают через бывших коллег или знакомых по работе, 20% сделок приходят от других инвесторов, 8% — от портфельных компаний,10% ― результат «холодных» стартап-рассылок, а оставшиеся 30% заключаются после процедуры поиска самими специалистами.

«Не всегда лучшие варианты приходят к нам сами. Мы выявляем и исследуем глобальные тенденции и оперативно устанавливаем контакты с предпринимателями, которые разделяют наше видение будущего», ― поясняет Рик Хайцманн, специалист из FirstMark.

«За возможность инвестировать в лучшие стартапы разворачивается настоящая борьба. И выигрывает тот, кто даст твердые гарантии, окажет реальную помощь и поддержит смелую идею предпринимателей. Победы в таких схватках обычно резко увеличивают доходность фонда», ― в свою очередь отмечает Винода Хосла, сооснователь Sun Microsystems и основатель Khosla Ventures.

За кулисами успеха

В то же время путь стартапа к «сердцу» венчурного капитала труден и тернист. 101 претендент. Эксперты утверждают, что на встречу с управленцами фонда пробиваются 28 из 100, к партнерам допускают 10 из 100, и в среднем 4,8 из них дойдут до стадии аудита, а 1,7 — до переговоров об условиях контракта. И только один действительно получит финансирование. На заключение типичной сделки обычно уходит 83 дня, причем аудит занимает в среднем 118 часов и включает обзвон около 10 рекомендателей.

Основных критериев оценивания два: команда предпринимателей («так называемый «жокей») и бизнес-модель со стратегией («лошадь»). Причем, в подавляющем большинстве случаев (95%), приоритет отдается именно команде, а не ее бизнес-модели. Факторы второго уровня ― это рынок и отрасль. Далее идет рыночная оценка компании.

«Финансовые директоры крупных компаний обычно оценивают инвестиционную привлекательность поглощений через дисконтированный денежный поток (DCF), но в венчурной отрасли DCF и другие стандартные методы оценки используют редко. Самый ходовой критерий — это чистый доход, либо его эквивалент — мультипликатор возврата на инвестированный капитал. Следующий по популярности — годовая внутренняя норма доходности (IRR) сделки», ― пишут профессор Стэнфордской школы бизнеса и научный сотрудник Национального бюро экономических исследований Илья Стребулаев, профессор делового администрирования Гарвардской школы бизнеса Пол Гомперс, профессор школы бизнеса им. Бута при Чикагском университете и научный сотрудник Национального бюро экономических исследований Стивен Каплан и доцент школы бизнеса Саудера в Университете Британской Колумбии Уилл Гарналл.

Важен и принцип получения прибыли, согласно которому, доход от большинства инвестиций небольшой, зато успешная продажа компании увеличивает прибыль в сто раз. Из-за такого принципиального разрыва венчурные капиталисты уделяют больше внимания поиску компаний с потенциалом продажи доли, а не оценке краткосрочных денежных потоков.

По словам Джи Пи Гана, одного из ведущих сотрудников INCE Capital, венчурные специалисты фокусируются на мультипликаторе потенциального дохода, а не чистой текущей стоимости или внутренней норме доходности на момент инвестирования. Последняя рассчитывается только постфактум, когда наши партнеры с ограниченной ответственностью уже продают свою долю.

В горе и в радости

Говоря о секретах венчурных инвесторов, основатель и генеральный партнер фонда Fort Ross Ventures Виктор Орловский утверждает, что стартапы, в которые вы инвестируете, должны стать вам своего рода семьей:

«Участвуйте активно в жизни стартапов — помогайте, консультируйте, общайтесь, будьте полезными. Стартапы общаются друг с другом, и так ваше имя будет звучать все чаще. Чем больше вы отдаете, тем больше получаете возможностей. Вы должны стать другом и частью семьи стартапа, которому помогаете. Любите фаундеров и в победах, и в поражениях. Это вознаградится отличными контактами и возможностями. Второй секрет — в том, чтобы выбрать из того, к чему вы дотянулись, отличить лучшее от худшего. Это умение и опыт».

Эксперт добавляет, что успех стартапа определяет опыт и стадия развития венчурной культуры в стране, как таковой. В этом, по его мнению, главное отличие Кремниевой долины: специалисты и многолетняя история опыта:

«В России это все пока только строится, но хочу сказать, что в России есть один замечательный паттерн. Если еще в 2015 году становиться стартапером было не так актуально, то сейчас на стартапы мода. Огромное количество людей сегодня становятся стартаперами. Это хорошо, потому что так появляется опыт. Это опыт командной и индивидуальной работы, опыт построения большой компании из маленького проекта. Таким опытом в России пока обладает небольшое количество людей.

Почему в Кремниевой долине создается стартап за стартапом? Можно говорить про инвестиционный климат, их умение не обращать внимание на сложности, в том числе принимать провалы, и т. д. Но на самом деле это все следствие, не причина».

Комментарии
Читать также
Место силы: почему культура стартапов США впечатляет
Маленькие инвестиции: как дети в США подружились с ценными бумагами
Инвестиция в себя: как в Россию пришла культура спортивных бизнес-кружков

Про магию яхт, непатриотичный сквош и здоровых предпринимателей