Одиночество в сети: как главный слоган Facebook стал его проклятьем

О тёмной стороне цифровой реальности и способах психологической защиты

Соцсети — современная форма рефлексии, способ поддерживать связь с друзьями и близкими и узнавать новости о мире. В том, что создатели Facebook ставили перед собой такие цели, нет ничего плохого, но у любой медали есть вторая сторона. Сегодня в материалах SharesPro — проблема ответственности и другие ловушки одной из самых крупных онлайн-платформ в мире.


Объединить, подумать, разобщить 

«Наша миссия состоит в том, чтобы объединить всех людей на свете», — утверждал Марк Цукерберг. Основатель и CEO подчеркнул, что ценности и цели компании останутся прежними даже после переименования Facebook в Meta в рамках развития сферы метареальности.

Изначально соцсеть представляла собой множество локальных дружеских объединений, по сути являющихся продолжением отношений в реальности. Facebook начинался как реестр студентов Гарвардского университета. Первые пользователи могли пролистать весь список студентов и выбрать, с кем из них они хотят установить связь и обмениваться контентом.

Но качество контента было ограниченным, а связи между людьми слабыми, так как возможность найти друзей по интересам в любой точке мира еще не была реализована. Facebook решил эту проблему за счет привлечения миллиардов новых пользователей. Благодаря более мощному сетевому эффекту среди обширной базы пользователей люди с нишевыми интересами начали общаться между собой и формировать многочисленные сообщества. 

Для того чтобы воплотить эту идею в жизнь, компания использовала неоднозначный алгоритм: механизм рекомендаций использует данные, которые пользователи предоставляют платформе, и предлагает им добавить новых друзей или вступить в группы по интересам, а также заполняет ленту новостей и регулирует результаты поиска.

Но далеко не все люди использовали эту возможность во благо: пользователи с опасными интересами точно так же начали объединяться в сообщества, например, одержимых суицидальными или расистскими мыслями. О влиянии соцсетей на мозг и проблеме внушаемости сооснователь нейромаргетинговой лаборатории Андрей Кислов говорит так:

«Существует исследование о том, как социальные сети влияют на мозг. Подростков попросили смотреть на разные фотографии в инстаграме, при этом за активностью разных участков мозга следили с помощью метода ФМРТ. Когда подростки видели свои фото с большим количество лайков, у них активировались зоны, связанные с социальным познанием.

Кроме этого, наблюдалась активация зоны мозга, связанной с системой вознаграждения. Она может активироваться при переживании положительных эмоций и при их ожидании и играет ключевую роль при формировании привычек и зависимостей. Поэтому можно предположить, что подкрепление в виде большого количества лайков в социальных сетях может играть важную роль в формировании аддикции от них».

Одновременно внутри соцсети получили распространение кликбейты, контент с заголовками, эксплуатирующими любопытство и эмоциональную реакцию пользователей, за которым чаще всего скрываются злоумышленники и вирусы.

Вместо взаимной генерации контента пользователи всё чаще ориентируются на «профессиональных» производителей контента, которые удерживают огромную базу читателей. Тем не менее контент знаменитостей и так называемых инфлюенсеров демонстрирует недостижимые образы внешности и стиля жизни как норму, что, как показывают собственные исследования Facebook, может усугублять депрессию и тревогу, а также провоцировать суицидальные мысли у молодых людей. 

Кривое зеркало

Впервые взаимосвязь между депрессивными состояниями и временем, проведенным в интернете, обнаружил в 1998 году американский психолог Роберт Краут, который ввел термин «парадокс интернета»: технология, которая должна была дать людям беспрецедентную свободу общения, привела к изоляции ее пользователей. Основная причина возникновения депрессии у многих пользователей — это негативный опыт общения, например буллинг или фейсбук-зависть. Сами нетизены тоже не всегда честны друг с другом: они редко рассказывают о своей настоящей жизни, чаще создавая некоторый идеальный цифровой слепок самих себя. Лента новостей в фейсбуке для многих выглядит как бесконечный праздник на чужих улицах, что приводит к постоянному сравнению себя с другими, необъективному, но разрушительному для самооценки. 

Отсюда можно вывести еще одну тенденцию соцсетей: потребность участвовать в демонстративной конкуренции.

«Опасность исходит не от того, что люди тебе позавидуют. Гораздо страшнее, что они тебя вообще не заметят и не узнают, что у тебя есть хорошего. Таким образом, можно сказать, что соцсети — это мир победившей белой зависти, где все завидуют друг другу, и это нас стимулирует на достижения, а не побуждает отобрать и поделить нажитое непосильным трудом. Дезактивация древней защиты от зависти отлично продается, от этого страха приятно избавиться.

Отказ защищаться от зависти связывается с самореализацией, полным раскрытием своей личности и в целом психологическим апгрейдом», — пишет Елена Леонтьева, клинический психолог, гештальттерапевт, автор книг «Про психов» и «Частная практика».

Увеличение количества знакомых и друзей, принадлежностей к разным сетевым группам становится мерилом успешности, уверенности в себе и своеобразной психологической защитой. Действительно, количество подписчиков и друзей увеличивает количество полезных связей и скорость получения необходимой информации.

Однако соцсети меняют нашу психологию. Собственное поведение в соцсетях становится отдельной строкой самопознания и психологической практикой, странички превращаются в «личный бренд», где реальны и заслуживают доверия только те события, о которых рассказали в сторис или постах.

Одним из возможных решений могла бы стать меньшая вовлеченность пользователей, то есть откат к началу, но это противоречит ключевой задаче, поставленной соцсетью перед самой собой.

Вопрос о фильтрации информации и ответственности за нее тоже достаточно сложно решить, и не только потому, что человеческий фактор предполагает субъективность.

Чтобы справиться с проблематичными связями, компания цензурирует посты и блокирует «нежелательных» пользователей, создающих неприемлемый с нашей точки зрения контент. Но основная часть потенциально опасного контента падает в обширную серую зону. Таким образом, ответственность лежит не только на Facebook, но и на тех, у кого есть спрос на подобный контент.

Энди У, доцент отделения стратегии Гарвардской школы бизнеса, старший научный сотрудник Института инновационного менеджмента Уортонской школы бизнеса Университета Пенсильвании, рассуждая об этой проблеме, предлагает несколько вариантов ее решения.

Прозрачность

Facebook может более явно и открыто рассказывать о негативных эффектах, присущих социальным сетям, за счет публикации исследований, в которых рассматриваются конкретные проблемы, касающиеся, например, отношения к внешности и влияния Instagram. Все это наряду с постоянной демонстрацией ценности, которую дает объединение людей. В этом случае опорой, по мнению эксперта, может стать Общий регламент о защите данных, принятый в Европе.

Увеличение модерации

По состоянию на 2020 год в Facebook работает 15 000 модераторов, каждый из которых ежедневно просматривает сотни единиц контента. Разумеется, количество информации растет с каждым днем, а значит, и потребность в таких сотрудниках — тоже. Однако такая политика бесполезна, если речь идет о контенте, передаваемом через зашифрованные сообщения в Messenger или WhatsApp.

Особенно этот пункт касается бизнес-контента, так как если частная жизнь сокрыта от большого социума, то профессиональная площадка очень важна для продвижения и механизмов социального контроля: обратная связь от клиентов, профессиональные связи, наказание «плохих» профессионалов, обсуждение этических, теоретических и прикладных проблем.

Четкие границы 

«В случае связей, инициированных алгоритмами, непрактично делегировать ответственность за то, что часто представляет собой черный ящик, — к тому же эта технология является основой интеллектуальной собственности Facebook, — поэтому компания должна быть готова взять на себя ответственность за связи, которые продвигает ее алгоритм», — комментирует Энди У.

У компании есть три варианта: нести ответственность самостоятельно, передать ее стороннему органу или самим пользователям. К настоящему моменту Facebook совмещает все три пути, что приводит к ряду недопониманий и путанице. 

Пропаганда проблемы

«Ловушка Facebook» — бич не только конкретно этой соцсети, но и любой другой. Чтобы из нее выбраться, платформы должны иметь четкое представление о границах своей ответственности и наряду с правительствами и рядовыми пользователями попробовать изменить ситуацию на более глобальном уровне, чем в рамках одного сообщества.

Facebook в свое время создал прорыв в онлайн-общении, став одним из китов альтернативной реальности, способной преодолевать расстояние и время. Но, как и любое глобальное открытие мирового уровня, оно обнаружило уязвимость социума и множество опасностей, которые стали следствием развития соцсетей наравне с преимуществами этого процесса. Именно поэтому каждому пользователю соцсети стоит осознанно подходить к любому контенту, который он потребляет или создает, особенно когда речь идет о подростковой или детской целевой аудитории. Это важно, потому что каждое слово в публичном пространстве порождает ответственность в той же степени, в которой становится общедоступным, а значит — инструментом влияния.

Комментарии