Начнем с понедельника: как спасти бизнес в условиях кризиса и санкций

Про иранские хитрости, взаимный долг брокеров и полезную инструкцию

Почти пятьдесят лет назад, в 1979 году, государство Ирана перешло от светской монархии к теократической республике, а вместе с теократией в страну пришел кризис, длящийся в той или иной степени до сих пор. О том, как страна адаптировалась к новой реальности и какие советы бизнесу могут дать аналитики и эксперты в России, в этом материале.

Море нефти

После революции в Иране в 1979 году и захвата заложников в американском посольстве Вашингтон принял ответные меры и ввел эмбарго на нефть и другую торговлю из Исламской республики, что стало началом второго в мировой истории масштабного нефтяного кризиса, а также заморозил $12 млрд иранских золотовалютных активов в американских банках.

По материалам Forbes, в 2012–2021 годах экономика Ирана находилась в состоянии стагнации — среднегодовой рост ВВП за этот период составил 0,58%. ВВП на душу населения за 2012–2020 годы снизился почти на 70%, до $2400, то есть примерно до уровня 20-летней давности.

О фокусе на модели «экономики сопротивления» впервые упомянул лидер страны аятолла Али Хаменеи в 2007 году. Речь шла про импортозамещение и развитие ненефтяного экспорта в соседние страны.

Для того чтобы обойти санкции и сохранить бизнес, иранские предприниматели разработали ряд эффективных мер, позволивших минимизировать негативные последствия ухудшения экономической ситуации.

Одна из таких мер — покупка гражданства за инвестиции. Состоятельные иранцы покупают паспорта таких стран, как Сент-Китс и Невис, Коморские острова или Антигуа, регистрируют там компании и открывают на них банковские счета. Так, в Антигуа к 2018 году было около тысячи граждан, родившихся в Иране.

Еще один полезный способ ведения бизнеса по-ирански — хавала, что переводится с арабского как «передача». Хавала берет начало еще в VIII веке, а сегодня работает так: иранскому импортеру нужно перевести доллары своему поставщику за границу, например в Китай. Он ищет брокера в Тегеране и передает ему деньги. Брокер звонит своему партнеру в Пекин, и тот переводит нужную сумму на счет поставщика. Обычно процесс передачи денег таким образом занимает около 48 часов. При этом брокеры берут комиссию — фиксированную плату либо небольшой процент от переводимой суммы.

Аналогичная ситуация создается, когда кому-то нужно отправить валюту из Китая в Иран.

В итоге со временем происходит взаимозачет долгов тегеранского и пекинского брокеров друг перед другом.

В сфере торговли иранские бизнесмены активно используют бартер, зачастую связанный с товарами первой необходимости, не попадающими под санкции. Например, в конце прошлого года со Шри-Ланкой было достигнуто соглашение, по которому островное государство расплатится за поставленную иранскую нефть на $250 млн поставками чая.

Для тех, кто может и хочет купить иранскую нефть, несмотря ни на что, Тегеран предлагает существенный дисконт, почти бесплатную доставку и страховку груза. Иранским экспортерам нефти приходится идти на различные хитрости, чтобы их контрагенты не попали под санкции: они перекачивают нефть с танкера на танкер в открытом море, смешивают ее с неиранской, перепродают и так далее.

В результате в январском докладе, посвященном Ирану, Всемирный банк отметил, что экономика страны «постепенно восстанавливается после потерянного десятилетия (2011–2020), отмеченного незначительным экономическим ростом». Это связывается прежде всего с адаптацией к санкциям: иранский рынок сталкивается с меньшей конкуренцией из-за ограничений на импорт второстепенных товаров, а также конкурентоспособен в ценовом плане из-за обесценения валюты. В некоторых отраслях, например в автомобилестроении, изоляция привела к тому, что доминирующее положение на рынке заняли местные игроки, такие как Saipa и Khodro. 

Благо перемен

Если говорить о рекомендациях российских экспертов, то, например, Дмитрий Волошин, бизнесмен, ментор и инвестор, опубликовал комментарий, в котором представил универсальный план по «спасению бизнеса с понедельника».

Бизнесмен советует начать с создания трех сценариев: падение выручки на 10, 20 и 30%:

«Спрос очевидно упадет. Весь вопрос — насколько. Если ваша рентабельность 30%, то поздравляю. Есть шанс выжить. Если меньше, то надо планировать сокращение затрат. Три сценария помогут понять, что и как резать. Тактически смотрим на март, оцениваем тренд и запускаем соответствующий план.

План сокращения затрат создаем руками и головами менеджеров. Недопустимо резать косты самим, то есть фаундерам. Это снимает всякую ответственность с руководителей и вообще их обижает. Надо обозначить целевые параметры сокращения и подождать пару дней. И дальше — торговаться. Но никаких ультиматумов, это должен быть переговорный процесс.

При выборе между сокращениями на коммерческий блок и продукт хорошего решения нет: сократишь коммерцию — получишь ускорение падения выручки, сократишь продукт — получишь отток лояльных клиентов и опять сокращение выручки. Думаю, что стоит сокращать примерно паритетно. Бэк-офис и поддерживающие процессы, увы, резать максимально».

Эксперт рекомендует начать переговоры о сокращении и заморозке бонусов, дивидендов: сначала фаундеры и инвесторы, потом — c-level-менеджеры и коммерческий блок, затем сотрудники, у которых есть переменная часть выплат. Для каждого сценария будет свой объем сокращений.

Волошин советует проанализировать цепочки поставок и влияние курса на выплаты, а также срочно формировать новые партнерства и переходить на рублевые аналоги. Если сейчас не выстроить новый тип отношений, не порезать транзакционные косты, не сократить валютные риски, это может иметь необратимые последствия.

Наконец, надо транслировать всей команде прогнозы и сценарные планы. Самое тяжелое — неопределенность. Если люди видят, что фаундеры считают, планируют и сражаются за бизнес, то им попроще. Да, сейчас все затянут пояса. Возможно, мы потеряем бизнес. Но, черт побери, давайте сделаем это вместе? Это будет интересный опыт», — пишет Дмитрий Волошин.

«Кто-то начнет саботировать, кто-то просто не поймет. Некоторые уйдут к конкурентам. Настройте себя на это. Кризис — прекрасный повод для «чистки» команды. Виток за витком, из каждого кризиса выходишь с более «правильными» людьми. Если сам ведешь себя правильно. В этом — большое благо перемен», — резюмирует эксперт.



Комментарии
Читать также
Искусство быть свободным: почему не стоит менять работу во время кризиса
Бесценные бумаги: как фондовый рынок России пережил все дефолты ХХ–ХХI веков
Первое правило Уолл-стрит: кто беднеет и кто выигрывает во время глобальных катаклизмов

О том, почему история повторяется, а бизнесмены остаются