Клад под пальмой: почему российским бизнесменам стоит прогуляться по Африке

Про прибыльные ниши, поучительный урок Nestle и опыт соотечественников

Несмотря на некоторые стереотипы, сложившиеся вокруг региона, Африка представляет собой весьма перспективный рынок для сбыта товара и развития бизнеса различного масштаба. О том, в какие направления лучше всего развиваться российским предпринимателям в Африке, и почему не все из них планируют вернуться в Россию ― в этом материале.

Время отправить смс

Первый смартфон российского производства ― INOI       ― был выпущен в 2016 году группой компанией-дистрибьютером Nokia, Jolla. Гаджет работал на операционной системе Sailfish, которая находилась в реестре отечественного софта. Сейчас эта ОС называется «Аврора».

Презентация смартфона состоялась в феврале 2017 года на выставке Mobile World Congress в Барселоне. В России его впервые представили на 3-й международной специализированной выставке «Импортозамещение», сообщает ТАСС.

На рынок Африки, а также Египта, Танзании, Кении и Нигерии компания вышла в период пандемии, в 2020 году.

«Африка совсем неоднородная по доходам и ментальности населения: Северная Африка и ЮАР — совершенно разные. Каждая страна абсолютно индивидуальна, но при этом рынок похож на российский 25 лет назад — денег у людей немного, но все хотят телефон, недорогой и при этом качественный. Наш содержит в себе все самые нужные современные функции и при этом стоит $10–15 на полке магазина.

За эту цену можно купить устройство, которое совершает звонки и отправляет СМС. Самый дорогой смартфон стоит до $120. Дистрибьюторы взяли на себя логистику, рекламное продвижение и распространение», ― отмечает член координационного совета группы компаний INOI и директор по информационной безопасности Виктор Кирпичев.

Сегодня годовой объем производимых устройств ― 3 млн единиц. В 2021 году филиал компании открылся в Дубае, а до этого офисы появились более чем в 30 странах: в Египте, Танзании, Кении, Нигерии, Сьерра-Леоне, Кот-д’Ивуаре, Непале, Австралии, Новой Зеландии, Новой Гвинее. В 2022 году планировался выход на рынки Южной Америки.

Предприниматель Михаил Ляпин в 2017 году переехал в Кению, в Найроби, чтобы развивать бизнес. По его словам, изначально он планировал зарегистрировать юрлицо и вернуться в Россию, однако в результате остался на континенте на пять лет и возвращаться пока не планирует, а его компания уже через полгода после запуска вышла на операционную прибыль.

 Сегодня он основатель биздев-агентства Exotic, совладелец SMS-брокера Obsidian, представитель АФРОКОМ (ТПП РФ) в Кении и Танзании.

«В течение пандемического года мы с новым партнером запустили СМС-брокер Obsidian. Это такая компания, которая закупает у местных сотовых операторов большие объемы СМС-трафика и перепродает их в розницу зарубежным компаниям. Этот проект уже приносит прибыль. Скоро выпустим еще несколько онлайн-проектов для массового африканского пользователя.

Помимо развития собственных бизнесов мы помогаем другим компаниям выходить на африканские рынки: представляем их интересы в регионе, оказываем услуги лидогенерации (привлечения клиентов) в африканских странах, нанимаем персонал, проводим рыночные исследования, помогаем в вопросах безопасности и т.д. Сейчас в нашей команде Exotic.vc трудятся 23 человека: четверо в различных африканских странах, а остальные — в разных странах СНГ», ― рассказывает Михаил.― «Также сейчас мы начали подготовку к открытию Российского центра поддержки предпринимательства АФРОКОМ в Кении и Танзании (Торгово-промышленная палата РФ) с офисом в Найроби, столице Кении, который будет помогать африканским предпринимателям работать в России, а российским — в Восточной Африке».

Назад в будущее

Как утверждает бизнесмен, основные отрасли, максимально комфортные для российского бизнеса в Африке ― это добыча природных ископаемых, туризм (турагентства, гостиничный бизнес), финансово-технологический бизнес (кредитные компании, платежные системы и брокеры), технологический бизнес (различные веб-сервисы, мобильные приложения), торговля и онлайн-маркетплейсы.

Однако Михаил убежден, что учредитель должен сам ехать в страну, чтобы понимать контекст. Хотя бы несколько месяцев, но в новом регионе провести нужно. В противном случае очень высоки риски потерять все вложенное. Этот тезис бизнесмен подкрепляет собственным примером и опытом.

Примечательно, что сейчас инфраструктура континента напоминает Россию в 90-е годы, и именно поэтому отечественным предпринимателям несложно спрогнозировать дальнейшее развитие событие и подстроить под него свой бизнес. Кроме того, профессиональная конкуренция в регионе меньше, поэтому шансы на успех достаточно высоки.

«В среднем оценка венчурных проектов в Африке при прочих равных показателях будет существенно выше, чем в Восточной Европе или России. ВВП ключевых африканских стран бурно растет, даже в период пандемии страны демонстрируют заметный рост этого показателя до 10% в год», ― пишет эксперт.

Стоит отметить, что отечественный бизнес пришел в Африку ещё в начале девяностых. Так, российская компания «Алроса» с 1993 года сотрудничает с Анголой в сфере добычи алмазов и гидроэнергетики. Компании принадлежат 41% акций горнорудного общества «Катока» и 55% в уставном капитале АО «Гидрошикапа», которое в 2008 году запустило ГЭС в провинции Лунда Сул. В 2013 году под патронажем «Алроса» и британской компании Botswana Diamonds Plc. было создано предприятие Sunland Minerals Pty Ltd. для разведки перспективных площадей в Ботсване, а также ведения работ по определению ресурсного потенциала Зимбабве.

Не встречают по одежке

Сейчас тенденция российско-африканского бизнеса только нарастает. Например, директор по качественным исследованиям Kantar Sub-Saharan Africa международной компании маркетинговых исследований Kantar Сергей Шейхетов утверждает, что за последнее время к нему стали очень часто обращаться за консультациями насчет африканских стран представители российских несырьевых компаний.

Он солидарен с Михаилом Ляпиным в том, что для бизнесменов, которые готовы переехать в Африку и развивать там свое дело, в регионе открыто множество возможностей. Прежде всего, это логистика: дороги, линии электропередачи, инфраструктура для сотовой телефонии, кабельного интернета и миллиардные международные тендеры, в которых участвуют предприниматели из Китая, Турции, Италии, других стран.  

Второе важное преимущество, по мнению эксперта, ― это панорама свободных ниш с условием адаптации под местный менталитет:

«Тут нужны любые товары, но они должны быть дешевыми и адаптированными под местное население.<…> африканцам совершенно не нужна красивая упаковка, для них это бессмысленная трата денег. Они покупают товар в простой оберточной бумаге», — замечает Шейхетов. В итоге Nestle пришлось на время закрыть завод, понеся миллионные убытки. Затем его опять открыли, серьезно переформатировав производство».

Среди других перспективных направлений ― доставка, онлайн-образование и услуги IT, а также тяжелая техника. Например, как объясняет Виктория Рахимова, руководитель и сооснователь торговой платформы B2B-Export.com, в Африке огромный недостаток спецавтотранспорта (тракторы, бульдозеры и др.), шины, медицинские изделия, в том числе сложного оборудования, например приборы для флюорографии, оборудования для различных измерений и лабораторных исследований, оборудования для обслуживания газовой и нефтяной промышленности, добычи, металлопрокат и некоторые виды продовольствия, особенно изделий из пшеницы. А подешевевший рубль и более высокое качество в сравнении с китайскими и индийскими аналогами обеспечивают российским производителям приоритет в сознании африканской клиентуры.

Как сообщает РБК, в числе вышедших на африканские рынки российских компаний или компаний с российскими корнями — сервис такси InDriver, сервис такси и доставки Yango (проект «Яндекса» в странах Европы, Африки и Ближнего Востока), а также сеть пиццерий Dodo Pizza.

Кроме того, из-за низкого развития PayPal будут востребованы решения, позволяющие физлицам и бизнесу проводить трансграничные платежи.



Комментарии
Читать также
История в цифре: как рассказать о диджитал-технологиях и спасти экономику страны
Дома, помады и кино: как женщины создают успешные компании в ОАЭ
«Было безумно, но мне понравилось»: как Николь Родригес изменила рекламную индустрию в ОАЭ

Про бизнес-путешествие, мойщиков автомобилей и знакомство с шейхом