«Если меня вдруг не станет, рок-н-ролл будет продолжаться»: почему миллиардеры не хотят оставлять наследство детям

Про участь охранников, совет директоров для детей и смысл жизни

Наряду с развитием и сохранением успешного бизнеса перед каждым предпринимателем встает и другой вопрос, более личный, но не менее важный: как помочь своим детям найти свой путь, и как в этой связи распорядиться наследством мудрее всего? Что в этом случае советуют психологи, и какие решения для себя уже приняли известные российские бизнесмены ― в этом материале.

Скромные суммы

Ресторатор Аркадий Новиков убежден, что задача родителей ― не столько в том, чтобы определить будущее своих детей, сколько в том, чтобы направить их и помочь реализоваться в той сфере, которую дети сами осознанно выбрали, передавая им свой опыт и жизненные ценности.

Вот почему к своим детям в бизнесе у него те же требования, что и к остальным сотрудникам. Например, об опыте работы в ресторане со своим сыном бизнесмен в одном из интервью рассказывает так:

«Никита работал официантом в ресторане по 16 часов в день. Там действительно много работы было…Шесть дней в неделю он работал. Конечно, тяжело ему было. Я не знаю, захочет он заниматься тем бизнесом, которым я занимаюсь. У него есть свобода, я даю ему полную свободу. Но для того, чтобы понять, надо все-таки попробовать. То, что у него есть способности — да. То, что у него есть вкус — да. Но для того, чтобы понять, нужно время, нужен какой-то опыт.

Ресторатором, в принципе, может быть любой человек. Но в идеале это должен быть человек, который умеет готовить. Который понимает, как готовить. Понимает, из чего состоят блюда, и что нужно изменить, чтобы сделать это блюдо еще лучше. Человек, который не готовил, может приблизительно сказать, вкусно или не вкусно. Но не знает, что с этим делать. Вот это и есть мое преимущество. Я не знаю, сможет ли Никита научиться этому. Для этого нужно просто потратить много-много времени. Недостаточно быть талантливым или гениальным. Надо просто потратить на это время. Надо просто работать».

В 2019 году Никита стал одним из акционеров первой сети бургерных #Farш.

Аркадий Новиков подчеркивает, что в любом ремесле навыки играют определяющую роль.

Дочь Новикова, Александра, создала собственную компанию, специализирующуюся на здоровом питании.

«У дочери есть понимание, как вести дела. Она все сделала своими руками, сама. Я практически никак не участвовал. Толковая девушка. Я к ней не лезу», —

рассказывает предприниматель.

Задевающее равнодушие

Венчурный инвестор Леонид Богуславский придерживается похожей позиции, утверждая, что проекты, реализованные его детьми должны доказать свою состоятельность и эффективность, привлекая деньги независимых экспертов и инвесторов. Эту точку зрения он подтверждает на собственном примере, по его словам, помогая старшей дочери Анастасии в её бизнесе в основном советами, несмотря на то, что состояние бизнесмена было оценено, по меркам Forbes, в почти пять миллиардов долларов (информация на 07.06.2022).

Сын Дмитрий вместе с партнером возглавляет технологический инвестиционный фонд.

Для справедливого распределения наследства бизнесмен заранее анонсировал намерение создать совет директоров, в котором его дети будут такими же участниками, как и остальные члены советы. По мысли Леонида Богуславского, решение о том, сколько средств и во что инвестировать, будет приниматься на основе результатов общего голосования, при этом семья будет получать очень небольшой процент от прибыли.

По его словам, «скромные суммы» на обучение, свадьбу или покупку квартиры, его дети получат, но в рамках установленного, строгого лимита.

«На текущие расходы детей тоже идет небольшой процент от прибыли. Основной капитал не вынимается. Компания должна жить и развиваться. Это очень важно для членов нашей команды, их интересует, что произойдет, если меня вдруг не станет. Рок-н-ролл будет продолжаться», — подчеркивает Богуславский.

Он вспоминает, что, будучи сыном писательницы Зои Богуславской и пасынком поэта Андрея Вознесенского, стремился добиться успеха самостоятельно, не оставаясь в тени родителей, и его детям так же передалась эта черта, поэтому точку зрения отца они полностью разделяют.

О своем детстве и отношениях с отчимом в интервью Forbes он рассказывал следующее:

«Его равнодушие по-хорошему меня задевало, я задался целью стать ему интересным. Это стимулировало меня выигрывать олимпиады, добиваться серьезных результатов в науке. Я стремился максимально сепарироваться как личность. Надо сказать, мне это удалось».

Золотые цепи

Российский миллиардер и сооснователь «Технониколь», Игорь Рыбаков, принял решение инвестировать свой капитал не в семейный бизнес, а в образование России:

«…большую часть состояния нашей семьи мы направим на развитие образования в стране. $100 млн будет инвестировано уже в ближайшие десять лет», ― так миллиардер рассказал об этом в своих соцсетях.

По его словам, Игорь Рыбаков руководствовался двумя важными фактами. Первый из них ― убеждение в том, что огромное материальное состояние становится средством давления и манипуляций, из-за которых дети превращаются из жизнерадостных и ярких личностей в «охранников чужого состояния», что лишает их своего уникального жизненного пути. Второй факт ― сухая статистика, согласно которой к третьему поколению только 15% наследников способны сохранить наследие своих предков.

Бизнесмен добавил, что «базовый пакет» на содержание своим детям он предоставит, но в своей политики воспитания для него важно научить их двум вещам: тому, что никакие блага не даются просто так и для их достижения нужен упорный труд, и тому, что чрезмерное потребление недопустимо.

Владелец состояния в 5 млрд долларов и отец пятерых детей Александр Мамут также считает, что большое состояние приносит больше трудности, чем преимуществ, так как «нет ничего кошмарнее, чем молодой человек, за которым гоняются всякие жулики, не теряя надежды, причем небезосновательной, лишить его состояния».

Предприниматель утверждает, что далеко не все люди толерантны к риску и испытывают необходимый, настоящий интерес к бизнесу, а смысл жизни заключается в том, чтобы найти свой путь и добиться успеха в бизнесе самостоятельно, не важно, в какой именно отрасли:

Прожигание папиного добра едва ли может стать достойным содержанием бытия. Найти свой путь, добиться успеха самостоятельно — в этом, наверное, заключается смысл жизни».

Примечательно, что эксперты утверждают, что, казалось бы, понятное желание оставить своего ребенка с огромной финансовой подушкой безопасности может говорить о некоторых психологических проблемах самого родителя:

«В России, оставляя огромное наследство своим детям, чаще всего отрабатывают собственные психологические травмы», ― пишет семейный психолог Елена Овчаренко.

По ее словам, такой поступок зачастую сопряжен со стремлением доказать детям, что их отец или мать ― хороший родитель. Однако, по словам эксперта, обеспечивая отпрыскам большие ресурсы, богатые родители формируют у них потребительское отношение к вещам. Кроме того, когда детям все доступно, они могут быстро потерять вкус к жизни.

По словам гештальт-терапевта и клинического психолога Елена Леонтьевой в России культура наследования утрачена и ей нужно время, чтобы сформироваться снова. Поэтому зачастую и отношение к наследству у молодого поколения иное и не всегда то, которое могут ожидать их родители:

«Мы потеряли культуру наследования. Эта культура связана прежде всего с религиозным и родовым мышлением. Для человека, верующего в загробную жизнь (независимо от культурного варианта), смерть — важный момент завершения большого гештальта — конкретной жизни. И как ты ее закончишь и какие дела после себя оставишь – принципиальный момент.

Новые поколения верят во что-то другое: человек рассчитан на 120 лет, до 40 мы почти дети, к 50 годам наконец следует победить целлюлит и морщины, к 60 стать гуру фитнеса и йоги, к 70-80 мы распечатаем новые члены на 3D принтере и заменим суставы, ну а если ничего не выйдет — заморозим свое бесценное тело до Страшного Суда. Философия быстрой жизни,потребления, идея жизни «здесь и сейчас» обесценивают долгосрочные связи, семейные прежде всего».

Комментарии
Читать также
Место силы: почему культура стартапов США впечатляет
Маленькие инвестиции: как дети в США подружились с ценными бумагами

Про школьные банки, четырех медвежат и изобретательных родителей