Vale и Tesla: никелевое будущее

Драйвером ралли роста акций Vale на 54%, начавшегося в ноябре, был рост стоимости фьючерсов на железную руду на 33% в ожиданиях дефицита, имевших место в 2021 г., которые отчасти подпитывались понижением прогноза объёма добычи самой Vale. Железная руда всё ещё остаётся основным продуктом компании, но вниманием к себе она обязана ведущей позиции в производстве никеля. Так, на фоне проходивших в четвертом квартале переговоров с Tesla, Vale заслужила место в списке акций компаний, которые по версии Morgan Stanley должны выиграть от стремительного роста электромобильного сектора.

В электромобильной индустрии в производстве аккумуляторных батарей используется никель высокой чистоты (class 1) и именно на него ожидается рост спроса. По оценкам McKinsey потенциальный спрос на такой никель к 2025 г. вырастет с 33 тыс. тонн в 2017 г. до 570 тыс. тонн. В этом сценарии предполагается, что производство аккумуляторов вырастет до 1580 ГВт-ч в год, а также, что доля литий-никель-кобальт-алюминий-оксидных аккумуляторов и литий-никель-марганец-кобальт-оксидных аккумуляторов на рынке расширится до 63% (на литий-ионный аккумулятор каждого электромобиля среднего размера будет уходить от 15 до 30 кг никеля).

Перспективы роста всё ещё выглядят неочевидными так как спрос на никель в производстве аккумуляторов зависит среди прочего от поставок кобальта. Если поставки кобальта будут недостаточными, то ожидаемый спрос на никель может сократиться на половину — приблизительно до 250 тыс. тонн. Если же кобальт будет в достатке, то спрос на никель может превзойти 800 тыс. тонн.

Использование электромобилей продолжает распространяться и спрос на никель растет в след за этим трендом. За счёт никеля Vale может добиться большего участия в цепочках снабжения электромобильной отрасли, хотя её более привычным рынком сбыта является производство нержавеющей стали. Как сообщается в пресс-релизе компании, «сильный рост в продажах электромобилей и автомобильного транспорта» указывает на позитивные перспективы на фоне сжавшегося спроса в нефтяном, газовом и аэрокосмическом секторах.

В 2021 г. Vale рассчитывает достичь среднегодового объёма производства в 200 тыс. тонн, надеясь повысить это значение до 220 тыс. тонн, чему должно способствовать расширение подземной добычи никелевого концентрата в месторождении, расположенном в Вуазей Бэй, до 40 тыс. тонн в год. На некоторых шахтах компании проводились ремонтные работы, которые должны в ближайшем будущем завершиться и это в свою очередь скомпенсирует эффект снижения общего объёма производства, произошедшего в течение третьего квартала.

Продажи Vale никеля высокой чистоты составляют только 60% от общих продаж, причём большая часть этого объёма поступает от североатлантического бизнеса компании (примерно 35 тыс. из проданных 58,2 тыс. тонн). Высокие цены на никель компенсируют низкие премии на фьючерсы никеля высокой чистоты, которые остаются на уровне свыше $1 000 за тонну. Цены на Лондонской бирже металлов продолжают расти, превысив на момент написания статьи $16 000 за тонну, что на $2 000 больше, чем в третьем квартале, когда тонна в среднем стоила $14 210. Высокие цены увеличат в целом цены реализации, скомпенсируют сочетание низких премий за никель высокой чистоты и высокие скидки на менее чистый никель (class 2).

Производительность североатлантического бизнеса Vale снизилась, за исключением шахты в Томпсоне, которая нарастила производство в сравнении с предыдущим годом на 1,2% (0,1 тыс. тонн). Сокращение в основном объясняется плановым ремонтом. Впрочем, запланированное расширение и завершение ремонтных работ восстановит производительность и перспективы роста североатлантического бизнеса.

Согласно текущим прогнозам добычи Vale, горнодобывающая компания в следующем году поставить до 120 тыс. тонн никеля высокой чистоты и по 140 тыс. тонн каждый год до 2025 г., если сможет поддерживать продажи североатлантического бизнеса примерно в текущих пропорциях. Индонезийский бизнес, занимающийся производством никельсодержащего чугуна, не сможет помочь Vale нарастить производство никеля высокой очистки, поэтому североатлантические месторождения будут скорей всего его единственным источником.

Месторождение Вуазей Бэй — единственное из десяти недавно разведанных месторождений сульфида никеля, которое разрабатывается. Это побудило некоторые индонезийские компании попытаться перерабатывать никелевые латеритные руды в сульфид никеля, пригодный для использования в аккумуляторах. Для этого используется технология кислотного выщелачивания под действием высокого давления (HPAL), отличающаяся более дорогой структурой операционных расходов ввиду как технологической сложности, так и сомнительных экологических практик, о чём Vale очень хорошо известно.

Технология HPAL может привести к утечке кислоты, что произошло в шахте компании в Новой Каледонии в 2014 г. Утечка в 100 тыс. литров привлекла к волнениям, а также временному закрытию шахты, которую попытались продать, но потенциальный покупатель — New Century Mining — в конце концов отказался от сделки. Vale признаёт потенциал применения HPAL в Индонезии, но «производство было приостановлено на данный момент ввиду сложности, издержек и проблем, вызванных COVID-19».

По мере роста спроса на никель и вызванного им роста премий на высококачественный никель, североатлантический бизнес компании станет ключевым фактором никелевых прибылей и роста EBITDA для Vale.

Бум электромобильной индустрии может подтолкнуть EBITDA соответствующего сегмента бизнеса компании выше, если она сможет обеспечить прогнозируемое повышение объёмов и добиться более высоких цен реализации. Издержки и расходы скорей всего не станут сильно отягчающим обстоятельством для Vale в долгосрочной перспективе, так как возобновление работы шахт после ремонта приведёт к сокращению издержек на простой.

Североатлантический бизнес будет иметь жизненно важное значение для EBITDA никелевого сегмента бизнеса компании. В третьем квартале он произвёл $294 млн, что составляет 75,4% от общей EBITDA и хоть это значение ниже 92,2% за третий квартал 2019 г., в долларовом выражении изменений почти не произошло. Рост цен реализации продолжит толкать EBITDA выше во всех сегментах, но что наиболее важно — в североатлантическом подсегменте.

Поскольку Vale остается в лидерах среди никеледобывающих компаний, заключение сделки с отдельными производителями электромобилей, такими как, например, Tesla, может оказаться взаимовыгодным для обеих сторон. Хотя соглашение может подразумевать фиксированную цену и в меньшей степени зависеть от волатильности никелевых фьючерсов, оно обеспечит Vale серьёзные потоки доходов, а также никель в достаточном объёме для производства миллионов батарей в будущем.

Предположим, что Vale заключит соглашение о продаже, скажем, 30 тыс. тонн никеля в год производителю электромобилей, такому как Tesla, с небольшой премией к текущим фьючерсам в размере около $17 тыс. за тонну. Такая сделка обеспечит Vale доход в $510 млн в год, а производитель электрокаров сможет обеспечиться себя 1 млн аккумуляторов, для каждого из которых требуется 30 кг никеля.

Эти 30 тыс. тонн — представляют собой около четверти потенциального объёма производства никеля Vale. Если Vale продаст больше, треть или больше (от 40 тыс. до 50 тыс. тонн), то это может дать компании $680-850 млн при цене $17 000 за тонну. Этого объёма никеля также будет достаточно для производства почти 1,7 млн аккумуляторов.

Основной товар Vale — железо — также пережил недавнее ралли. Фьючерсы на железо в течение последнего месяца росли ввиду опасений дефицита. Прогноз добычи самой Vale не самый оптимистический в этом сегменте. Тем не менее, поскольку Vale остается одним из крупнейших производителей никеля в мире, в дальнейшем никель может усилить свои позиции благодаря росту рынка электрокаров. Прогнозируется, что производство вырастет в среднем до 220 тыс. тонн в период с 2023 по 2025 г., а спрос на никель в производстве аккумуляторных батарей для электромобилей достигнет 570 тыс. тонн, но будет частично зависеть от предложения кобальта.

Ожидается, что спрос будет силён на никель высокой чистоты, подходящий для производства аккумуляторов, предназначенных для электромобилей. Этот никель будет поступать в основном из североатлантических месторождений, к 2025 г. объём ежегодных поставок может составить 120 тыс. тонн и более, при том условии, что никель высокой чистоты останется на уровне доли в около 60%-65% от производства и продаж. Большая часть этого никеля может пойти как производителям электромобилей, так и производителям нержавеющей стал. Любое производственное соглашение, в случае его заключения, может обеспечить Vale доходом в более чем полумиллиарда долларов США в год, и обеспечит производство более 1 миллиона батарей в год производителям электрокаров, таким как Tesla. Хотя это только гипотетическое суждение, никелевое производство Vale может стать фактором для многих позитивных изменений в EBITDA, а также обеспечить огромный прирост выручки, дополнительный к прибылям от продажи железной руды, поскольку спрос на никель и на электромобили продолжает расти.

Подписывайтесь на SharesPro в социальных сетях:
Telegram: t.me/sharespro
Instagram: www.instagram.com/sharespro/

Комментарии